► THE PRESENT ◄

[22.03.2011] Silence propagates itself - Eurus Holmes
[04.03.2011] Comrade Captain, what else can I say? - Bill Wiggins
[08.03.2011] Tell me the function of these relics - Elizabeth Miller
[13.03.2011] She is not the first to want my death - James Moriarty
[22.03.2011] Society prepares the crime; the criminal commits it. - John H. Watson
[16.04.2011] Canary - Sherlock Holmes
[21.04.2011] Sometimes just one second - Martha L. Hudson

► PRIVATE ◄

[20.01.2011] Give me drugs - Sherlock Holmes
[30.01.2011] Не простая задача - Sherlock Holmes
[10.03.2011] Hey, I just met you - Mary Morstan
[12.04.2011] Prison - is a lack of space and the excess time. - Sherlock Holmes
[17.05.2011]Welcome to the masquerade - Oliver Morgan
[17.06.2011] Would you like to… - Sherlock Holmes
[24.06.2011] Memento mori - Martha L. Hudson
[21.10.2011] Розенкранц и Гильденстерн почти мертвы - Ronnie Miller

► PAST ◄

[12.10.1999] Добро пожаловать в семью! - Elizabeth Miller
[18.01.2009] Not so easy to become a detective - Ronnie Miller
[10.05.2009]It's such a secret place, the Barts - Sherlock Holmes
[30.07.2009] Love is just a game - Oliver Morgan
[xx.xx.xxxx] Детские шалости - Charlie Miller
[27.03.2010] not beauty will save the world - Carolina Malory
[29.03.2010] Death does not wait - Molly Hooper
[29.11.2011] Ночь в театре - Oliver Morgan

► Alternative ◄

[31.01.2011] See my insanity - Sebatian Moran
[25.12.2011] Mayday, Mayday, Mayday - Deneuve Whelan

[19.01.2012] Сказка ложь, да в ней намек. - Oliver Morgan

[06.01.2015] Hat sich in deinen Kopf gepflanztg - Sherlock Holmes

[xx.xx.2015] The only life worth living - Mary Morstan

Вверх страницы
Вниз страницы

Sherlock Holmes. 2 Shot

Объявление

JAMES MORIARTY

ELIZABETH MILLER
Мориарти меняется, и от взгляда Розамунд это не ускользает. Тот делает шаг к ней, и ей только и остается, что поднять пистолет снова. И раз она до сих пор дышит, значит, подобный жест был ей разрешен. Она не может сделать ничего другого. Ведь если она отступит, это означает, что она если и не боится, то точно готова пойти на уступки, что в корне неверно. Стрелять тоже было глупо, даже в воздух – это может стоить ей жизни. Был вариант остаться на месте и продолжать бездействие, но перед ней был не какой-то беззащитный наркоман с улицы, а гениальный преступник. Он тоже мог быть напичкан разного рода оружием с головы до пят, и невооруженным взглядом это бы не было замечено – Марлоу это знает, как никто другой. Так что ей нужно держать Мориарти на расстоянии, и лучший способ сделать это – вновь наставить на него пистолет.
(Продолжение)
RICHARD Z. WETTINER
Janine Hawkins
MAGNUSSEN
MYCROFT HOLMES

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock Holmes. 2 Shot » ► The present ◄ » Society prepares the crime; the criminal commits it.


Society prepares the crime; the criminal commits it.

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Society prepares the crime; the criminal commits it.
http://s020.radikal.ru/i704/1702/58/678c8f4b10ae.jpg

Участники:
Molly Hooper, Sherlock Holmes, John H. Watson

Время и дата:
22.03.2011, утро

У каждого из нас есть какие-то обязанности. Например, большинство людей с утра ходят на работу и Молли Хупер не является исключением. Как раз перед тем, как заняться очередным трупом в морге, наша патологоанатом встречает детектива в кепке – Шерлока Холмса с его другом и помощником – Джоном Ватсоном. Молли уже давно привыкла к тому, что Шерлок проводит свободное время с покойниками, поэтому без лишних разговоров приглашает его, чтобы тот поставил какой-то очередной выдающийся эксперимент.
Пока Холмс «работает с плетью», а Джон старается уйти подальше и заняться более полезными делами, Молли приступает к работе и… обнаруживает, что во рту трупа, которого только что доставили, лежит какая-то бумага. Но ведь труп только доставили? Откуда она могла здесь взяться, и кто ее оставил, ведь то, что там написано, не имеет никакого смысла. А еще эта странная фотография в кармане....
Обращаю ваше внимание на то, что ребус, который вы видите, является настоящим и даже великий Шерлок Холмс пока не знает ответа. Чтобы разгадать его, нужно использовать ключ – текст. Прошу заметить, что в самом эпизоде нет никаких указаний на то, что ключ в этом тексте, Шерлок сам должен понять, какая книга поможет ему расшифровать загадку.

Записка, которая лежала во рту

http://s019.radikal.ru/i609/1702/6d/8101f0e7114d.png

Фотография, которая была найдена

http://s008.radikal.ru/i305/1702/dd/7e2f09aa4285.jpg

Текст-ключ

Une veuve avait deux filles, l'une jolie et courageuse, l'autre paresseuse et laide. C'était à la seconde qu'elle donnait sa préférence, parce que cette fille laide et paresseuse était sa propre fille et l'autre avait tout le travail à faire dans la maison dont elle était la Cendrillon. Elle devait chaque jour aller sur la grand-route s'asseoir près du puits et filer, filer tellement que les doigts lui en saignaient.
Un jour donc, que sa quenouille était toute poisseuse et tachée de sang, la malheureuse se pencha sur le puits pour la laver mais la quenouille lui échappa des mains et tomba tout au fond du puits. En pleurant elle courut raconter son malheur à la marâtre, qui lui cria dessus. Elle fut assez impitoyable pour lui dire: "Puisque que tu as laissé tomber la quenouille, tu n'as qu'à aller toi-même la chercher!" La pauvre retourna près du puits, se tortura en se demandant comment faire et pour finir, dans son affolement, sauta elle-même dans le puits pour en rapporter la quenouille. En tombant elle s'évanouit; et lorsqu'elle se réveilla et repris ses sens, elle était dans une belle prairie, sous le brillant soleil, et il y avait autour d'elle des milliers et des milliers de fleurs. Elle s'avança dans cette prairie et arriva devant un four à pain où cuisait la fournée, et voilà que les pains, de l'intérieur se mirent à appeler: "Retire-moi! Retire-moi! Sinon je vais brûler, je suis déjà bien cuit et plus que cuit!" Elle y alla, saisit la longue pelle de four et sortit un à un tous les pains jusqu'au dernier. Puis elle poursuivi sa marche et arriva près d'un pommier chargé de pommes en quantité énorme, et là aussi on l'appela: "Secoue-moi! Secoue-moi! Nous les pommes, nous sommes toutes mûres!" Alors elle secoua l'arbre et les pommes tombèrent comme s'il pleuvait, et elle le secoua jusqu'à ce qu'il n'en restât plus une sur l'arbre, puis elle les mit soigneusement en tas avant de se remettre en route. Pour finir, elle arriva près d'une petite maison où une vieille regardait par la fenêtre, mais elle avait de si longues dents, cette vieille que la fillette dans sa peur, voulu se sauver à toutes jambes. "Pourquoi t'effrayes-tu ma chère enfant?" lui dit la vieille femme. "Reste avec moi, et si tu fais bien ton travail, si tu me tiens la maison bien en ordre, tout n'en n'ira que mieux pour toi. Surtout, tu dois veiller à bien faire mon lit et secouer soigneusement l'édredon pour en faire voler les plumes, parce qu'alors, il neige sur le monde. Je suis Dame Hiver." Le ton aimable et les bonnes paroles de la vieille réconfortèrent son cœur et lui rendirent son courage: elle accepta son offre et entra à son service, s'acquittant de sa tâche à la grande satisfaction de Dame Hiver, battant et secouant son édredon jusqu'à faire voler les plumes de tous cotés, légères et dansantes comme des flocons de neige. En retour, elle avait la bonne vie chez elle: jamais un mot méchant et tous les jours du bouilli et du rôti. Mais quand elle fut restée un bon bout de temps chez Dame Hiver, elle devint triste peu à peu, sans trop savoir pourquoi quand cela commença, ni ce qui lui pesait si lourd sur le cœur; enfin elle se rendit compte qu'elle avait le mal du pays. Elle savait bien, pourtant, qu'elle était mille fois mieux traitée ici que chez elle, mais elle n'en languissait pas moins de revoir sa maison. "Je m'ennuie de chez moi," finit-elle par dire à Dame Hiver, "et bien que je sois beaucoup mieux ici, je voudrais remonter là-haut et retrouver les miens. Je sens que je ne pourrais pas rester plus longtemps." - "Il me plaît que tu aies envie de renter chez toi," dit Dame Hiver, "et puisque tu m'as servi si fidèlement, je vais te ramener moi-même là-haut." Elle la prit par la main et la conduisit jusque devant un grand portail, une porte monumentale dont les battants étaient ouverts; au moment où la jeune fille allait passer, une pluie d'or tomba sur elle, dense et drue, et tout l'or qui tomba resta sur elle, la couvrant et la recouvrant entièrement. "C'est ce que je te donne pour avoir été si diligente et soigneuse dans ton travail," lui dit Dame Hiver, en lui tendant en plus, sa quenouille qui était tombée au fond du puits. La grand-porte se referma alors, et la jeune fille se retrouva sur le monde, non loin de chez sa mère. Et quand elle entra dans la cour, le coq, perché sur le puits, chanta:
"Cocorico! Cocorico!
Dame Hiver (Dame Holle) La demoiselle d'or est ici de nouveau."
Elle arriva ensuite chez sa mère, et là, parce qu'elle était couverte de tant d'or, elle reçut bon accueil aussi bien de sa mère que de sa demi-sœur.
Dame Hiver (Dame Holle)
Dame Hiver (Dame Holle) La jeune fille leur raconta tout ce qu'il lui était advenu, et quand la mère apprit de quelle manière elle était arrivée à cette immense richesse, sa seule idée fut de donner à sa fille, la paresseuse et laide, le même bonheur. Il fallut donc qu'elle allât comme sa sœur, s'asseoir à coté du puits pour filer; et que pour que sa quenouille fût poisseuse de sang, elle dut se piquer le doigt et s'égratigner la main dans les épines; elle jeta ensuite sa quenouille dans le puits et sauta elle-même comme l'avait fait sa sœur. Et il lui arriva la même chose qu'à elle: elle se retrouva dans la même prairie et emprunta le même chemin, arriva devant le même four, où elle entendit semblablement le pain crier: "Retire-moi! Retire-moi! Sinon je vais brûler, je suis déjà bien cuit et plus que cuit!" Mais la paresseuse se contenta de répondre: "Plus souvent, tiens! que je vais me salir!" Et elle passa outre. Lorsqu'elle arriva un peu plus loin près du pommier, il appela et cria: "Secoue-moi, secoue-moi! Nous les pommes nous sommes toutes mûres!" Mais la vilaine ne se retourna même pas et répondit: "Fameuse idée, oui! Pour qu'il m'en tombe une sur la tête." Et elle continua son chemin. Lorsqu'elle arriva de devant la maison de Dame Holle, comme elle avait déjà entendu parler de ses longues dents elle n'eut pas peur et se mit aussitôt à la servir. Le premier jour tout alla bien, elle fit du zèle, obéit avec empressement et vivacité, car elle songeait à tout l'or que cela lui vaudrait bientôt; mais le deuxième jour, déjà, elle commença à paresser et à traîner, et beaucoup plus le troisième jour, car elle ne voulu même pas se lever ce matin là. Elle ne faisait pas non plus le lit de Dame Hiver comme elle devait le faire, négligeait de secouer l'édredon et de faire voler les plumes. Dame Hiver ne tarda pas à se lasser d'une telle négligence et lui donna congé. La fille paresseuse s'en montra ravie, pensant que venait le moment de la pluie d'or; mais si Dame Hiver la conduisit aussi elle-même à la grand-porte, au lieu de l'or, ce fut une grosse tonne de poix qui lui tomba dessus. "Voilà la récompense que t'ont méritée tes services!" lui dit Dame Hiver, qui referma aussitôt la grand-porte. La paresseuse rentra chez elle, mais couverte de poix des pieds à la tête; et le coq, sur le puits, quand il la vit, chanta:
"Cocorico! Cocorico!
Dame Hiver (Dame Holle) La sale demoiselle est ici de nouveau."
La poix qui la couvrait colla si bien à elle que, de toute sa vie, jamais elle ne put l'enlever.

+2

2

Бартс – огромное, шумно дышащее, обычно пребывающее в бесконечном суетливом движении существо, в этот ранний час был молчалив и предельно сосредоточен.
Молли семенила по коридору, сопровождаемая санитаром, толкающим каталку с только что поступившим трупом. В голову словно ваты набили, перед глазами плясали маленькие черные мушки – переменчивая лондонская погода внесла свои коррективы в размеренную жизнь мисс Хупер, продув ее накануне ветром, а планы отлежаться дома, глотая таблетки и запивая их ромашковым чаем, пользуясь тем, что сегодня не ее смена, были загублены на корню. Позвонил заведующий, сообщил, что дежурного патологоанатома, «этого оборзевшего бездельника», увезли в хирургию с переломом и чтобы через полчаса она была как штык в морге, что его «не парит, кто чем болеет, работы завались», и если ей нужен диагноз, он может его обеспечить… Молли, вконец растерявшись, не знала, чем его успокоить, поэтому раскашлялась в трубку и вызвала кэб – спускаться в пронизываемую сквозняком подземку в ее состоянии было бы просто опрометчиво.
Мысли ползли лениво, сбиваясь и путаясь и то и дело возвращаясь к сегодняшнему «клиенту» - с виду вполне заурядному мужчине, чуть полноватому, с залысинками. Судя по степени трупного окоченения, живым он был еще совсем недавно, и в голову Хупер вдруг пришла досадная мысль о том, что она сейчас должно быть выглядит ничем не лучше, разве что почившему повезло больше. Никто не вызывал этого мистера в его законный выходной ради неотложной работы, и что еще важнее у него ничего не болело.
Хорошо ли, что чужая смерть так быстро становится привычной?
Третий поворот и, кажется, это была песенка из «Рапунцель», промыченная под нос дважды. Или трижды. Однозначно это было многократно, потому что санитар постепенно начинал нервничать, а Молли сомневаться в собственном рассудке. Но опять же, поправила себя патологоанатом, впереди целый ряд тягостной работы – освободить тело от одежды, осмотрев карманы и составив опись вещей, сделать первичный осмотр, провести вскрытие, установить причину смерти, если ничего не будет обнаружено (эту мысль Молли отогнала как назойливую муху – а ну как сглазит) – позвонить химикам, чтобы они покопались с анализами, написать заключение… Только и остается, что петь, призывая на помощь мировой оптимизм и силу духа.
В конце коридора у самого входа в морг Молли увидела две мужские фигуры, узнать которые не составляло труда и которым она была бы несказанно рада, не бей ее озноб. По воле левой пятки неведомого бога английского Олимпа морг Бартса вместе с его главной обитательницей, мисс Молли Хупер, уже давно поступил в распоряжение консультирующего детектива, составляющего основу этого  тандема. Он всегда влетал как на реактивном двигателе, разве что пламени не было, и получал все, что ему было нужно, пользуясь ее хорошим к себе отношением. Надо было быть слепцом, чтобы не заметить, как она к нему относится: смущается, если он обращает на нее пристальное внимание, злится на бесцеремонные замечания, но все равно безропотно следует за ним, словно собачка на привязи.
Вот и сейчас, похоже, Шерлоку снова потребовался труп для его очередных странных экспериментов, цель которых известна только ему самому. Джон, правда, слабо вписывался в картину избиений тел плетью или измерения вязкости слюны, оставалось только догадываться о причине его визита.
- Шерлок! И Джон. Не… немного неожиданно. Гроув, давайте на третий стол его, - это уже было адресовано санитару.
Интересно, вяло подумалось ей, жар, алой краской прихлынувший к щекам – это следствие взлетевшей до небес температуры или того, что Он рядом? С трупами заведомо проще.  Они холодны и безмятежны. Их не надо удивлять, бояться, что им что-то не понравится во внешнем виде, сказанных словах или поступках. Идеальные друзья, ха-ха.
- Ты здесь за телом, да? Из свежих на выбор – рак желудка и стенотическая асфиксия.
И новый «клиент», причину смерти которого еще предстояло установить. Первое, второе и десерт.

+3

3

Ты забыл стетоскоп.

ШХ


Это было первое сообщение за утро, адресованное Джону. После чего на бедного доктора полетел целый скоп нелестных замечаний и предупреждение о том, что неконтролируемый гнев не приводит ни к чему хорошему. Джон был всегда импульсивен, и несколько лет проживания бок о бок с "невыносимым социопатом" не изменили этого. Потому и не нужно быть гением, чтобы понять, как раздуваются ноздри, и в какой именно момент пальцы сжались в кулак. Предсказуемо, слишком просто и скучно. Да, именно скука одолевала Шерлока, пытающегося найти четыре трубочки от сока. Зачем? Эксперимент по моделированию тока крови по сосудам должен быть непременно завершён. Мешала его проведению лишь миссис Хадсон, что, как только появилась на пороге кухни, была повергнута в глубочайший шок. Уговорам не мешать она не поддавалась - диагностику её состояния Шерлок пытался определить путём разговоров на отвлечённую тему. Погода? Выведенный новый сорт чая? Строительство борделей? Нет.

- За все время своего пребывания в мире, где торжествуют умы, лишённые всякой фантазии и понимания обыкновенных процессов в природе, я выявил закономерную градацию Скуки. Да, именно с большой "С", прошу заметить, - между открытием второго клапана и зажиманием одной трубочки, начал Холмс. Однако рассуждения на этот счёт - открытие, достойное нобелевской премии! - домоправительница не оценила, предпочтя этому крики. Ну повесил он сердце над проходом на кухню, сделал круговорот крови, повторяя личные зарисовки старых времен, - что в этом такого? Шерлок не понимал. Миссис Хадсон не понимала, но по-своему. А Джон, в свою очередь, не понимал обоих. Великолепная, наглядная и точная расстановка на пьедестале по уровню интеллекта.

А сейчас приходилось невозмутимо переносить причитания миссис Хадсон и её нелепые угрозы повысить арендную плату. Последнее она бросила, спускаясь по лестнице, так что можно сослаться на умную систему изоляции стен от лишнего шума. Скрип ступеньки слышно; бездумные порывистые слова из-за эмоционального скачка - нет.

Возвращаясь к процессу поиски трубочки, что продолжался слишком долго и начинал раздражать своим безрезультатно потраченным временем, Шерлок никак не мог определить, как избавиться от угнетающей его мозговые извилины скуки. Если продолжать незавершенную лекцию, то он был близок к той стадии, когда можно стрелять в стены или придумать вселенский заговор по отсутствию обыкновенных соломок. Чем больше Скука, тем громче её последствия.

Дабы избавиться от меланхолии, что накрыла его после того, как заприметил отсутствие черепа (миссис Хадсон наложила санкции или это Мориарти постарался?), Шерлок снова написал своему компаньону. Кажется, он ушел на работу. Интересно, а знает ли, что со вчерашнего вечера в двухдневном отпуске? Рано или поздно узнает. Сейчас.

Не благодари. Жду в Бартсе.

ШХ


После этой смс'ки дух Шерлока Холмса растворился в запахе пыли и железа.

Вскоре, порог морга они переступили в особо приятном расположении духа. Впрочем, Джон может и не согласиться. Как и Молли Хупер, что встретилась им вся красная, с испариной на лбу, и что-то начала приветливо говорить. Шерлок подошел к ней поближе, заглядывая в глаза, и едва коснулся её кисти. Тахикардия, повышенная температура, тяжёлое дыхание. Стояли они так ровно двадцать секунд, пока слова не разбили образовавшуюся тишину:

- Тебе следует проконсультироваться с врачом, Молли. Джон поможет, - проследив взглядом за новоприбывшим трупом, Шерлок подошел к столу номер семь, попутно натягивая синие перчатки.

- Я осмотрю его? - возможно, это и звучало как вопрос, но по существу им нисколько не являлось. Разрешение было получено сразу, как только Молли открыла рот, а интерес к присутствующим живым людям, меж тем, потерян.

Итак, что тут у нас? Асфиксия. Приоткрыв челюсть можно увидеть место укуса пчелы в язык. Судя по состоянию рук и документов, что составил патологоанатом, убитый - пчеловод. Иронично. Пчеловод с аллергией на пчел - то же самое, что Андерсон с аллергией на идиотов. Случай занятный с точки зрения медицины и изучения психологического влечения к своему хобби, но сейчас Шерлок планировал заняться иным.

Сделав скальпелем ряд мелких, едва заметных, надрезов на груди и шее, застегнул молнию на мешке. Плеть лежала услужливо на своём обычном месте, и Холмс, не теряя драгоценного времени, приступил избивать мертвеца. Лупил он жёстко, со всей силы, не оставляя и проблесков надежды на милосердие. Если бы, конечно, трупы умели умолять.

Всё то, что происходило вокруг Холмса, его совершенно не волновало. Общество неспособных проследить за мыслями детектива угнетали, а нарываться на очередные вопросы "зачем?", "почему?" и "ты псих?" было не так весело, как реакция мёртвого тела. А вот и она! Не поднимая головы от разглядывания трупа, Шерлок кивнул себе на пиджак.

- Джон, - конкретно обращение было не совсем к нему (Шерлок не был уверен, что тот стоял рядом, как и не был уверен, что остался один), - дай мне блокнот и ручку.

Вокруг надрезов постепенно начинало темнеть. Каждое наблюдение, которое впоследствии могло стать очередной "скучной" статьей на сайте и безынтересным эмоциональным описанием в блоге Ватсона (а-ля "Ух ты! Сегодня Шерлок сделал нечто невероятное! Он избивал плетью труп, а потом тот словно ожил!!!"), следовало проанализировать. До тех пор, пока новое Дело не выпрыгнет изо рта бездыханного тела и не скажет "Чирик!"

+4

4

Иногда ему просто очень хотелось врезать Шерлоку. Все эти невероятные идеи, аля можно ли определить, когда были нанесены синяки на теле убитого, во время или сразу же после смерти, или о чем вам скажет положение головы относительно большого пальца правой ноги, - сводили с ума! Джон уже давно привык тому, что среди ночи его могут разбудить и предложить невероятную прогулку по городу, чтобы найти в помойке какую-то очень интересную вещь, такую важную для Шерлока! И, конечно, детектив не намерен рыться в мусоре сам, а зачем, если есть его верный помощник Ватсон. Чего уж там, Холмс ведь гений, зачем ему выполнять грязную работу, если это может сделать кто-то другой?!
Целых восемь часов он не увидит Шерлока. Только обычные, нормальные, здоровые люди. Вернее, люди были как раз не здоровыми и нуждались в лечении, но в сравнении с Холмсом даже труп может показаться более живым. И как его только угораздило втянуться во все это? Ватсон лишь тихонько вздохнул и прикрыл глаза. Когда он получил зависимость от загадок, которые они раскрывают. После «Этюда в Розовых Тонах», после того, как на нем висел жилет со взрывчаткой, или тогда, когда Голлем чуть не придушил его. «Мне точно нужен врач», - по мнению психотерапевта, дела у Джона стали намного лучше, но как хорошо, что никто не знает, как эти дела раскрываются и то, как Джону надоело чувствовать себя идиотом рядом с Шерлоком. (Самые неприятные для себя подробности Джон предпочитал не писать в блоге).  В противном случае, их бы обоих отправили в психушки и не дай Бог Шерлок бы оказался в соседней камере! Закрытое пространство, где нет возможности решать загадки точно свело бы его с ума, а Ватсону пришлось бы слушать крики друга о том, что он самый нормальный из всех возможных людей, а врачи недоразвитые приматы с интеллектом примерно равным IQ Андерсона.

Ровно до тех пор, пока Джону не встретилась его начальница, которая спросила, зачем он пришёл сегодня на работу, ровно до тех пор, пока он, не до конца осмыслив фразу: «у вас ведь отпуск», тянулся рукой к карману куртки, чтобы достать телефон и прочитать надпись на экране: «Не благодари. Жду в Бартсе. ШХ», ровно до тех пор, пока он не осознал, что Шерлок снова все решил за него, Джон радовался возможности отдохнуть от гениальных экспериментов, а сейчас… Он непроизвольно сжимает руки в кулаки и стискивает зубы. Когда-нибудь он точно сломает Холмсу нос, и да простит его Майкрофт, он это заслужил.
Вежливо извинившись и сказав, что, видимо, он слишком соскучился по работе, Джон поспешно ретировался из здания, ответив чётким «нет-нет, у меня дела», на фразу «раз уж вы пришли, может поможете…», причём даже не дав её закончить.
- Такси, - выкрикнул он и выставил руку вперёд, желая поймать машину, но та лишь проехала мимо прямо по луже, обрызгав только вчера постиранную одежду доктора. Оставалось чертыхнуться и постараться не обращать на это внимание. Утро ещё только началось, а все уже пошло наперекосяк еще и несколько раз. Для полного счастья им сейчас не хватало какого-нибудь очередного ребуса…

Джон встретил Шерлока у входа в морг. Как обычно, чёрное пальто, поднятый воротник, проезжающий мимо покойник… Кто же это мог быть, если не Холмс? Ватсон Молча подошёл к Шерлоку, стараясь не высказать ему лесные слова по поводу отпуска, раннего пробуждения и лужи, которая оказалась на нем. К счастью для себя, Холмс слишком загорелся какой-то идеей и уже следовал вперёд, подгоняя Джона и напоминая о том, что они и так из-за него (из-за него значит!?!) потеряли слишком много времени.
Как раз в коридоре они столкнулись прямо с Молли Хупер, местным патологоанатомом, которая всегда любезно разрешала им (ему) ставить эксперименты на трупах. Она быстро поприветствовала их и немного смутившись опустила голову. Молли всегда так скромно себя вела и всегда так багровела в присутствии детектива, что Ватсон сейчас изъявил особое желание не мешать им и оказаться где-нибудь в другом месте. Правда возможности ему такой не дали, и путешествие в морг пришлось продолжить втроём.

Три трупа, какое разнообразие. Пока Холмс натягивал перчатки и занимался изучением трупа, а Молли бросала на него кроткие взгляды, Джон думал о том, что как такой гениальный детектив как Шерлок, не замечает очевидных вещей в отношениях людей, но при этом замечает царапинку на новых часах, которые владелец так любил, поэтому просто не могу допустить того, чтобы они испортились и потеряли свой внешний вид.

Просьба подать блокнот и ручку, могла бы показаться Джону вполне обычной, если бы до этого Холмс не кивнул на карман своего пиджака. Дыхание Ватсона чуть участилось и зубы (в который уже раз за сегодняшний день?) непроизвольно сжались.
- Ты никогда не думал, что это унижение? - не выдыхая, он подошёл к Холмсу, излишне резко дёрнул за пиджак и достал оттуда ручку и блокнот. – Мне записать то, что ты скажешь или сделаешь это сам?
[NIC]John H. Watson[/NIC]
[STA]доктор[/STA]
[AVA]http://s019.radikal.ru/i612/1703/4b/a52dd70e4b7f.gif[/AVA]

+4

5

Мир секунд на двадцать, не больше – хотя Молли кажется, что прошла целая вечность – сжимается, настойчиво вытесняя неловко топчущегося рядом Джона. И так же резко возвращается на круги своя, оставляя Хупер с вопросами. Что это было – сухая констатация фактов или проявление участия? Мысли у Молли в голове сплошь сентиментальные, щедро приправленные общим недомоганием, а оттого глупые.
Она машинально одернула халат, перед тем как натянуть перчатки и повязать клеенчатый фартук. Странная привычка откуда-то из прошлого – всегда, находясь в растрепанных чувствах, она так делает. Словно бы стараясь компенсировать растрепанность внутреннюю хоть какой-то собранностью внешней.
Конечно, это не помогает.
Никогда не помогало.
Но она все равно пытается – упрямо, раз за разом. Словно надеется, что однажды пустой ритуал наполнится смыслом и заработает.
Самой смешно.
Маску получилось закрепить только со второго раза и еще несколько минут ушло на поиски диктофона, прежде чем Молли вспомнила, что тот все это время лежал у нее в кармане.
В протоколе осмотра места обнаружения была сплошная каша, Молли раздраженно пролистала пару страниц и, обнаружив подпись «Филип Андерсон», махнула рукой. Она заболела, ее выдернули на работу в выходной, не стоило и надеяться, что из криминалистов будет кто-то, кто способен вдумчиво написать отчет, а не накатать его на скорую руку.
На то, чтобы раздеть тело, много времени не понадобилось, Хупер вполголоса надиктовала перечень одежды, оценила степень ее изношенности: судя по внешнему виду умерший был типичным бюджетником, не слишком преуспевшим в жизни – залоснившийся пиджак, брюки явно не раз подшивались – и приступила к осмотру карманов. Ключи, кошелек, пара пластинок мятной жвачки, мелкие монетки… а это что? Из внутреннего кармана пиджака патологоанатом извлекла фотокарточку с изображением сцены из какого-то кукольного спектакля – еще будучи ребенком, Молли очень любила ходить на подобные представления с родителями. Женщина повертела фото в поисках подписи и, ничего не обнаружив, отложила его в сторону.
Тем временем, в противоположном конце помещения в воздухе повисло напряжение. Ощутимое, как запах озона во время грозы. Пока руки женщины выполняли привычную работу, сама она искоса поглядывала на преисполненного возмущения Джона и Шерлока, как обычно заключенного в непроницаемый панцирь отстраненности, и размышляла, как они вообще друг с другом до сих пор уживаются, при таком-то несовпадении характеров.
Обширная гематома передней брюшной стенки и характер обнаруженных в целом повреждений указывали на побои и попытку сопротивления, но о причине смерти пока еще было рано говорить – ротовая полость была чистой от крови, пены или рвотных масс, значит желудок, скорее всего, не поврежден. Патологоанатом уже собиралась взять образцы крови и волос, чтобы уже после вскрытия отнести лаборантам, как вдруг ее внимание привлек какой-то предмет, торчащий из глотки покойника. Она аккуратно подцепила его пинцетом – это был смятый листок бумаги в клетку, вырванный, похоже, из блокнота. Молли торопливо разгладила его и нахмурилась. Какая-то бессмыслица. И зачем кому-то понадобилось заталкивать клочок бумаги в рот ее «клиента»? Она вновь всмотрелась в записку. Точки, тире… Азбука Морзе? Символы выше вызывали смутные ассоциации с восточными языками… Хотя нет, поправила себя патологоанатом, арабский алфавит или тот же хинди выглядит совсем уж мудрено, а эти символы скорее напоминают цифры.
Она перекатывала мысли как кусочки паззла в голове, но тот не складывался. Слишком мало знания, слишком много вопросов, даже с сопутствующей литературой шансы разобраться невелики, а уж без нее и вовсе.
Оставался один вариант. Тот самый, который сейчас оживленно крутился вокруг выделенного ему тела, точь-в-точь гончая, почуявшая след. Если на свете и существовало что-то, чем можно было безбоязненно оторвать Холмса от его опытов – так это очередной ребус.
Она пожевала губу, нервно вертя в пальцах найденный листок, и, наконец, поспешила подойти к детективу, прихватив заодно и фотографию. Кашлянула, привлекая внимание.
- Эм-м… Шерлок? Ты не мог бы взглянуть – я только что нашла это во рту у поступившего трупа. А в кармане у него была фотография, сначала я подумала, что она не имеет никакого смысла, но теперь мне кажется, что эти две вещи как-то связаны.

Отредактировано Molly Hooper (6th Mar 2017 12:23)

+3

6

Порой поведение людей волновало Шерлока не больше, чем след от укола на собственной коже. Что ему до красной точки на сгибе руки, если до этого был тот долгожданный эффект. Что ему до недовольства Джона, если просьбу тот выполнит беспрекословно. Так и случилось в этот раз: погружённый в Чертоги, не теряя зрительного контакта с трупом, он не обратил внимания на раздражающее жужжание над левым ухом. Муха это, двигатель машинного мотора за окном или Джон - его волновало лишь то, что можно было увидеть, пощупать, задокументировать. Работа мозга, проще говоря.
От размышлений его оторвал резкий толчок за лацканы пиджака, из-за которого пришлось слегка податься вперёд по инерции.
- Осторожнее! - быстро бросив недовольный взгляд на нарушившего его покой Джона, Шерлок через секунду же возвратился к своему эксперименту. Словно ничего и не было. - Я сам. Не хочу, чтобы ты вставлял свои собственные мысли без моего ведома.
Раскрытой протянутой ладонью Шерлок безмолвно дал понять, что ждёт назад свой блокнот, но тут же убрал руку и потянулся за чем-то горячим, отдалённо напоминающим... Непонятно откуда взялся стакан кофе из автомата. Неясно, почему он стоял так далеко - в полуметре - от местонахождения Холмса, а не под рукой. Но нужно будет поблагодарить того человека, кто научился читать мысли и воплощать их в реальность. Как только капучино попало внутрь организма, все неуместные признаки вежливости быстро самоуничтожились, выразившись на лице гримасой отвращения. Неужели кто-то не знает, что он пьёт только чёрный кофе с сахаром, который тонизирует тело и обостряет внимание, а не его жалкую пародию? Даже облизывать пенку с губ Шерлок не пожелал, воспользовавшись рядом стоящими бумажными салфетками. Отвратительно. Какая гадость!
- Можешь допить, - стаканчик он протянул рядом стоящему Джону, который выглядел крайне недовольно. Брызги грязи на брюках, нахмуренный лоб вместе с показательной защитой в виде скрещенных рук. Он внушал опасность. Ладно, он хотел внушить исходящую от него опасность. По правде говоря, получалось больше забавно, чем страшно. Шерлок не смог сдержать лёгкой улыбки. - Я безгранично рад твоему отпуску, ты тоже? Должно быть, ты хотел мне выразить признательность, а в этой спешке и суете с трупом не успел в должной мере высказать "спасибо". Что ж, сейчас самое время для...
"Чирик!"
Молли.
Молли неожиданно увеличила громкость своего голоса и прервала только начавшуюся речь Шерлока чем-то интереснее разглядывания гематом трупов. Не прозвучавшее слово-звоночек "дело" активизировало все фоновые процессы в голове Холмса. Он не услышал, что именно произнесла Хупер, не обратил внимания на её смущение и ухудшающееся состояние, однако контекст её слов заставил обратить своё внимание на свежий труп. Неожиданно для себя Шерлок почувствовал шквал эмоций, который пробежал по спине. Дело. Дело, дело, дело, дело. Дело!
- Извини, что... - как через объектив камеры с троекратным увеличением он замечает сложенную стопкой одежду. Классические брюки, вытянутые в коленях; пиджак использовался часто, видимо, единственный. Манжеты в строительной пыли, как и подошва ботинок. На левом запястье след от наручных часов - они явно были ему уже малы. Холост или разведён? Шерлок облизнул губу и посмотрел на уши мужчины. Холост. Человек с такими ушами не мог жениться, - ...ты сказала?
Не став выслушивать возможную очевидную болтовню, Шерлок резко отмахнулся и наклонил голову так, чтобы можно было разглядеть фотографию в женской руке. Куклы? Театр? Походы в то, что называют культурным развлечением, всегда отзывались в голове ассоциацией матери. Её нотации могли вытерпеть только три человека - собственно, дети и муж. Стоп.
Шерлок растрепал волосы, отгоняя от себя ненужные мысли.
- Я могу посмотреть? - кивнув подбородком на измятый листок бумаги, поджимая губы, Шерлок выразительно посмотрел на Джона. Наконец-то, хоть что-то интересное! Если бы можно было увидеть самого себя, нет никаких сомнений в искрящихся в интересе и желании разгадать загадку глазах. Они могли бы светиться, блистать. Да что угодно. Чей-то гениальный ум дал ему пищу для ума, которую Холмс так давно ждал. Даже моделирование тока крови не так будоражит.

+3

7

Уже ведь шла речь о том, что порой Джону очень хотелось ударить Шерлока? Да? Ну, так давайте повторим это еще раз – Джону порой очень сильно хотелось ударить детектива Холмса, да не один раз. Безусловно, отчасти это связано с несколько импульсивным характером доктора Ватсона, но будем честны, каждому, кто знаком с Шерлоком, хотелось ему знатно зарядить. Почему же Джон все еще был с этим не совсем понятным человеком (человеком ли)? Вряд ли он бы смог дать четкий сформулированный ответ, но прекрасно знал, что Холмс дал Ватсону то, чего последнему не хватало, пожалуй, как воздуха. Приключений, адреналина… настоящей жизни. Зачем же Шерлоку Джон? Спросите его сами, я вам не психолог.
Начался день не совсем удачно, а неудачное начало в чем-либо всегда грозит перерасти в нечто еще более неудачное, да и из колеи сильно выбивает. Джон в двадцатый раз подумал о грязной одежде и вот этом вот отпуске, устроенном Шерлоком без его ведома. Нет, конечно, отпуск – это круто и все такое. Вот только доктору Ватсону не в очередной раз не удастся отдохнуть от своего гениального и одновременно не очень сожителя.
«Может, тоже попробовать по орудовать плетью?» В окружении трупов Джону всегда становилось несколько не по себе, как и любому человеку, если тот не работает с не совсем живыми людьми. Все-таки он был врачом, и должен был спасать людей от таких вот состояний, а этим господам уже ничем не поможешь. Три трупа, и мисс Хупер с мистером Холмсом сейчас займутся их изучением. «О, конечно ты не хочешь. Иначе не останется места твоим невероятно гениальным мыслям. Давай, Шерлок, по запаху на месте третьего глаза расскажи нам о жизни этого бедняги. И покрасуйся обязательно». Джон уже хотел положить блокнот с ручкой в протянутую ладонь детектива, как тот резко ее одернул. В таких вот микромоментах, которые, казалось бы, можно и игнорировать, и накапливалась раздраженность Ватсона. И черт его знает, куда ее можно выплеснуть. Невозможно привыкнуть к Шерлоку, ну вот никак. Только терпеть.
- Конечно, Шерлок! Это то, чего я так хотел, - немного скривив губы, двумя пальцами взяв стаканчик и быстро отложив его, сказал Джон, дернувшись еще и от этой его легенькой высокомерненькой улыбочкой. – Смогу провести больше времени  с тобой и больше наблюдать, как ты занимаешься полезными делами. «Чушью».
В это время Молли, которая работала тут же здесь неподалеку, и которая, очевидно, неровно дышала к нашему гению (а он, видимо, в силу своей чрезвычайной гениальности этого не замечал), привлекла внимание детектива и Джона заодно. Доктор Ватсон заметил резкое изменение в поведение своего сожителя, друга и все такое, и означать это могло только одно. Чем жил мистер Холмс?.. Ну кроме наркотиков, конечно? Правильно! Отгадыванием всяческих загадок, готовых бросить вызов его неподражаемому, упорядоченному и чуть ли не машинному разуму. А этот его взгляд зелено-голубых глаз мог означать только одно. Дело.
Джон тоже тут же был крайне заинтересован и попытался разглядеть фотографию. Пусть невероятного интеллектуального гения доктор Ватсон не имел, но расследования стали для него стали таким же наркотиком (благо, иных он не принимал, и пытался отгородить Шерлока от них). Китайские гангстеры, взрывчатка… ну не мог Джон Хэмиш Ватсон жить спокойной жизнью. Нет.
Шерлок выразительно взглянул на своего блоггера, а тот прекрасно его понял, и глаза его точно также загорелись. Что-то интересное. Расследование. Приключение. Новая история?

+3

8

Движения Шерлока, когда он работает, всегда скупые и отточенные до безупречности. Ни одного лишнего. Фразы – если он вообще что-то говорит вслух, а не прокручивает в голове – острые и тезисные, Шерлок никогда не отвлекается на цветастые описания и переливание из пустого в порожнее; не позволяет себе отвлекаться, когда время так дорого. Его слова передают только тот смысл, что он в них закладывал. Ничего лишнего.
Если бы Хупер попросили описать чувство, которое вызывал у нее Холмс, она, не колеблясь, сказала бы: "Благоговение". А потом бы смущенно улыбнулась и отвела взгляд. Потому что это нормально для человека – восхищаться тем, чего не понимаешь и никогда не сможешь понять. Интерес к чуждому естественен. Некоторые его проявления естественны не совсем.
Молли редко когда без дополнительных разъяснений успевает уследить за цепочкой рассуждений детектива, но всякий раз кивает, отходит, соглашается, а потом в укромном углу, где ее никто бы не смог увидеть и услышать, приговаривает: Шерлок. Шерлок. Если сказать быстрее, можно случайно потерять букву. Шерлок.
Истории, вроде тех, что описывает в своем блоге Джон, начинаются внезапно, в один момент и иногда абсолютно незаметно – это какой-то закон природы. И сегодняшняя, похоже, не была исключением.
Он не сразу отвлекается и, кажется, даже не услышал, что она сказала, но ему как обычно достаточно пары взглядов – Молли почти видит, как бесконечными алгоритмами в голове Шерлока выстраиваются выводы – чтобы дополнить картину недостающими сведениями, и вот уже что-то неуловимо знакомое мелькает в глазах цвета неба – то ли возгорание, то ли азарт, то ли неутомимая жажда ответа, а может быть все разом. Ему интересно. Джон, судя по его заинтересованному лицу и попытке разглядеть фотокарточку у нее в руке, чувствовал то же самое – проведя столько времени бок о бок с Шерлоком, принимая участие в расследованиях, он не мог не подсесть на загадки. В этом они были едины, несмотря на их периодические перепалки и сталкивания локтями. Как старые супруги, подумалось Молли.
- Да-да, конечно, я ведь за тем и подошла, - она поспешно протянула записку и фото.
По идее ее миссия на этом заканчивалась, и следовало бы вернуться к работе, тем более что наличие топчущихся рядом любопытствующих лиц должно быть немало мешает размышлениям и ей стоило отойти хотя бы из чувства вежливости и такта. Но вместо этого патологоанатом снова заговорила:
- Сварить тебе кофе? – и, спохватившись, - Или тебе, Джон? – и совсем уж в сторонку так, что вряд ли бы ее услышали, даже если бы прислушивались, - А капучино был моим.
Она взяла его, рассчитывая успеть допить пока надевает халат и до того как доставят труп. Потом зашел санитар, сообщил, что тело уже привезли и Молли, едва успев пригубить кофе, поставила его на первую попавшуюся горизонтальную поверхность, о чем вполне ожидаемо и успешно забыла. Кто ж знал, что детектив в своей увлеченности хлебнет из чужого стаканчика.
А впрочем, ее навыки в варке кофе могли и не пригодиться. Как знать, что он там сейчас разглядит и не заставит ли его это «что-то» стартануть с места на четвертой скорости, как уже бывало много-много раз.

+3

9

Мертвецы могут говорить. Их язык точен, не всегда очевиден, наполнен множеством неизвестных факторов. Иксы и игреки - взаимосвязь величин выдавала бесконечное изобилие результатов. Вычленить нереальное, использовать несомненное, объединить в систему - и труп расскажет свою историю. Или же чужую. Или вовсе передаст послание в собственном горле.
Единственное неизвестное легло в руку Холмса, который получил тетрадный лист и фотографию. Нужно поздравить анонима: провокация удалась, Шерлок заинтересовался и не успокоится, пока ответ не покажет признаки жизни. Ведь никто не станет спорить о целенаправленности загадки, правда? Она предназначалась именно консультирующему детективу. Единственному в своём роде. И от того, кто с достоверностью знал, где он проводит свои свободные часы.

Тик-так-тик-так. Тик-так-тик-так.
Шерлок зажмурился на секунду и снова посмотрел на измятый листок, слегка влажный от выделений гортани. А время спешило, секундная стрелка неумолимо крутилась по циферблату. Прошло полчаса с тех пор, как нога Шерлока, Джона, Молли (и трупа?) переступила порог морга. Наручные часы отставали всего на минуту от настенных, указывая на девять восемнадцать. На время ли игра?

...Кто-то сказал про кофе? Шерлок бросил короткий взгляд на Молли. Да, кофе бы не помешал, но отвлекать себя от мыслительного процесса, чтобы удосужиться ответить, Шерлок, разумеется, не станет. Самое время уповать на высокий уровень эмпатии и понимание желаний.
Прежде чем положить фотокарточку и записку на стол, прилежно их разгладив, Шерлок просмотрел обе на свет. Ничего выделяющегося, кроме слюны того несчастного на третьем столе. Маловероятно, что злоумышленник и свою решил оставить.
Думая над тем, на что указывает кукольный театр, длинные пальцы провели по чёрным символам, повторяя их начертание. Вот эти были очень похожи на девять и единицу. Что с остальными? Встав со стула, Шерлок поднял одну руку вверх, предупреждая. Ни единого звука не должно раздаваться, когда предстоит погружение в Чертоги. Поступившая информация от не фильтруемых слов в момент невольной слабости способна спрятаться за стеллажами и прикрепиться к важным предметам, как пиявка. Непозволительная роскошь для того, кто предпочитает чёткую структуру и системность.
Шерлок глубоко вздохнул и прикрыл глаза. Перед ним плавали галочки, кружки и палочки. Мимо в сари, пританцовывая, пробежала девушка, а за ней мужчина в диндаше верхом на верблюде. Они держали в руках таблички с десятью знаками. Индия. Арабские числа!
- Нашёл! - резко распахнув глаза, Шерлок с довольной улыбкой оттеснил с пути Джона и метнулся за блокнотом на столе. Скользя взглядом по цифрам, используемыми арабами, Шерлок моментально записывал европейские:

290 3
956 3 281 1367 294 1367 3 2
4347 1367 301 301 275 294 1367 290 290 3


- Слишком большие числа, - пробурчал Шерлок себе под нос. - Не простая комбинация, а послание, которое... Ну конечно!
Ручка громко ударилась о столешницу, а следом за ней присоединилась и мужская ладонь. Озарение, сродни архимедовской эврике, вспыхнуло на подкорке сознания и осветило лучом понимания морг. Книжный шифр котировался всегда благодаря своей быстрой разработкой и сложностью в дешифровке. Не обладаешь требуемой книгой - не имеешь ключа.
Нужно его найти.
- Молли, о чем тебе говорит эта фотография? - Шерлок указал на лицо куклы. - Любая ассоциация, те или иные догадки, даже если они покажутся глупыми.
Голос твёрдый, без запинок, а очень внимательный мог уловить даже нотки возбуждения. Не стоит удивляться, ведь сорока принесла не что иное, как подарок. Результаты аутопсии и трупные пятна не смогли бы так порадовать как очередная хитроумная загадка. О, Мориарти определённо знал, что Холмсу потребуется помощь. Мориарти? Несомненно. Кто, если не он?
- Джон, - теперь к расследованию стоило подключить верного помощника. И если с Молли Шерлок говорил достаточно мягко, то сейчас интонация сменилась на требовательную и, естественно, не терпящую отказа. - Ты командовал полком, разрушал стройные ряды наступающих врагов. С азбукой Морзе справишься быстрее, чем Молли принесёт кофе?
Пристально посмотрев на Ватсона и протягивая тому записку с кодом, Шерлок довольно прислонился к одному из секционных столов. Если послание придумал Джим Мориарти, могут пострадать невинные люди. Это приглашение. Вызов. "А справишься ли ты, Шерлок Холмс? Успеешь ли?" Так в духе криминального гения.
Шерлок тихо хмыкнул.
"Так или иначе, я лучше".

+4

10

Самодовольство Шерлока не могло не выводить из себя. Порой казалось, что он отказывает окружающим в самых простых вещах. Умении читать, например. Или в способности складывать в уме двузначные числа. Порой Джон думал, что Шерлок не видит разницы между умственно отсталым пятилетним ребёнком и им, доктором медицины и, вообще говоря, весьма неглупым человеком. Оставалось только сдерживать ехидные комментарии или не сдерживать, в зависимости от настроения.
Ещё пять минут назад Джон изнывал от скуки, гадая, сколько времени ему придётся проторчать в холодном морге, наблюдая за самозабвенно работающим Шерлоком или за Молли, чьё лицо как обычно успело сменить целый спектр цветов от болезненно-бледного до почти пунцового. Бедняжка. Джон чуть смущённо улыбнулся ей, пожав плечами, мол, это же Шерлок, ты же сама понимаешь.
Она понимала.
Как никто.
Ещё пять минут назад он подумывал о том, чтобы незаметно слинять, пользуясь тем, что Шерлок перестаёт замечать его присутствие, стоит ему только увлечься работой. Всего пять минут назад жизнь казалась серой с каплями грязи. Тусклой.
Всё изменилось в одночасье и даже если бы Джон не присутствовал при этом, то мгновенно всё понял бы по выражению лица Шерлока. Не нужно быть гением, чтобы заметить лихорадочный блеск глаз и едва уловимую улыбку, таящуюся в уголках тонких губ.
Заглянув через плечо Шерлока, Джон несколько мгновений растерянно смотрел на ряды странных закорючек, гадая, чем они могут быть. Разгадка появилась буквально через несколько секунд, Джон едва успел воткнуть в пальцы Шерлока ручку. Естественно ничего похожего на благодарность он не получил. Кто бы сомневался?

- Тринадцать ноль пять, - Джону понадобился всего один взгляд. - Что это может значить? Может, это дата? Тринадцатое мая? Или номер апартаментов? Короткий смс-номер? Код?
Джон предпочитал рассуждать вслух, звук собственного голоса успокаивал. Эту привычку он выработал на войне, где порой, окружённый раненными, чувствовал себя очень одиноко. Разговоры успокаивали, заставляли мозг работать, а не паниковать.
- Это часть того же кода, что и у тебя? - Джон снова заглянул в листок Шерлока, исписанный цифрами. - Тогда почему часть написана... эээ... Ну, в общем, не азбукой Морзе? И что это за теннисные ракетки слева? И что означает корона? Думаешь, это Мориарти?

Наконец красноречие Джона иссякло и он замолчал, хотя в голове ещё роились версии, одна другой глупее.
Пароль от телефона, кодовое слово, координаты, год...
Он ненавидел чувствовать себя идиотом, а с рядом с Шерлоком это происходило постоянно. Вот и сейчас Джон был почти уверен, что Шерлоку понадобится не больше десяти секунд на то, чтобы ткнуть незадачливого напарника носом в "элементарное" решение. От этого психологического давления умственные способности Ватсона только снижались. Это раздражало.
Джон решил переключиться на фотографию, найденную в кармане трупа.
Шерлоку доставляло удовольствие заставлять Ватсона вслух анализировать те или иные улики, исключительно для того, чтобы потом продемонстрировать своё мастерство. Несмотря на то, что Джон всегда оказывался в положении нерадивого ученика, не выучившего домашнего задания, он всё же уже немного поднаторел в таких упражнениях.

- Какой-то детский кукольный спектакль, - приступил к анализу Ватсон. - Глаза на подмостках похожи на глаза китайского дракона. И ещё снег. Однозначно это снег. Ну или имитация снега. И кажется дует ветер, снежинки падают не перпендикулярно земле. Больше ничего не могу сказать. - Джон вернул фотографию Молли. - А ты что скажешь?

+5

11

В самом начале, когда еще ничего не известно, существуют только вероятности. Невероятное количество неподтвержденных вероятностей.
Ей ведь ничего не стоило передать записку и фотокарточку, да? Просто чтобы удостовериться, и оказалось бы, что тревога была ложной, что это лишь глупая шутка санитаров, а она бы неловко посмеялась над своими страхами. Джон не в курсе, но его непонимающая улыбка, равно как и все остальные его улыбки, разрядила бы обстановку, а Шерлок снисходительно глянул бы на обоих, точно на дошколят и вернулся к своим опытам.
Возможно, что так и случилось в одной из тех альтернативных реальностей, про которые снимают фантастические фильмы, однако в этой Молли обнаружила себя идущей за кофе – взгляд Холмса был достаточно красноречив, чтобы она поняла его без слов. Патологоанатом Молли Хупер, по совместительству исполнитель желаний – не страннее, чем подброшенная загадка.
Когда она выходила, то зачем-то посмотрела через плечо, рассчитывая увидеть Шерлока, который со вскипевшей в уголке глаза слезой благодарности провожает ее взглядом, но, как и ожидалось, увидела только его затылок.
Движения Хупер легки и доведены до автоматизма – кофе исходит ароматным парком, мысли же бесконечно далеки, смешиваясь и переплетаясь с неприятным ощущением, что невозможное и злое, которое едва-едва рассеялось и сгинуло, опять лезет в ее судьбу, ничуть не считаясь с ее собственным мнением.
Возвращалось, кстати, впечатление, что с мнением ее никто никогда и не считался.
Обратно в помещение морга Молли зашла как на грех достаточно быстро, чтобы услышать последний вопрос Джона. Мориарти. Значит, страхи подтверждаются?
- Кофе. Не перепутайте чашки, - пока в голове Хупер шла борьба между чувством долга и желанием немедленно вытолкать обоих прочь, чтобы ничего больше не слышать о дурацких интеллектуальных играх, ноги сами донесли ее до стола.
Тревога крутила суставы сильнее, чем простуда, хотя на самом деле весомых оснований для этого не было: ситуация находится под контролем. Да, неожиданно, да, обстоятельства еще до конца непонятны, ей-то уж точно, но никакой катастрофы пока не случилось. Не считая смерти того бедолаги, конечно.
Теперь попробуй объяснить все это своей фантазии, Молли, когда догонишь ее.
Место действия: морг Бартса. Все происходит в декорациях серого утра, замкнутого пространства и искусственного освещения. Холод заявлен как отдельный персонаж, в качестве декораций – трупы, мирно и безмолвно ожидающие своей участи. Кого интересуют живые люди? Они лишь статисты в узкой металлической коробке на покрывале белого безмолвия. Нет? Вы уверены? Раз так, то в наличии восторженные слушатели, окружившие центральную персону. Уровень напряжения растет стремительно.
- Сказок с зимними сценами немало, знаешь ли, - Молли сосредоточенно нахмурилась, - Мне нужно несколько минут, чтобы подумать.
Вспомнить все спектакли, которые она когда-то посещала с родителями – нетрудно. Соотнести фотографию с этими воспоминаниями – куда сложнее. Она сама не заметила, как начала нарезать круги по залу, растирая пальцами виски и бормоча себе под нос. Полнейший тупик. Ни единого намека, кроме разве что множества снежинок… А ведь если подумать… Снег! Молли с трудом сдержалась, чтобы не подпрыгнуть.
- У братьев Гримм, - осторожно начала она, - есть сказка «Фрау Холле» о ведьме из колодца, вознаграждающей трудолюбивую девушку и наказывающей нерадивую. Ну знаете все эти истории с моралью. Суть в том, что на службе у ведьмы нужно было взбивать перину так, чтобы перья во все стороны летели – тогда во всем мире шел снег. Мне кажется, это больше всего подходит к сценке на фотографии.

+4

12

И почему сценаристы глупых фильмов не могут задействовать ситуации из жизни. Вот, труп с зашифрованным посланием во рту и какой-то фотографией в руке. Сюжеты были бы гораздо интересней и, что важно, логичней, чем "суперпопулярные" боевики-детективы со странным содержанием. Джон такое любил.
- Я не знаю, Джон, - череда вопросов начинала раздражаться и так напряжённого Шерлока. – Можно только сказать, что без первой части, мы не поймём смысл этих цифр. Они могут значить всё, что угодно. Абсолютно.
И всё же, некоторые предположения Ватсона Шерлок невольно записал в память. Дата, апартаменты, время..? Иногда и Шерлоку приходила в голову мысль поразвлечься, загадав послание и зашифровав его. Однако безрезультатные попытки подсунуть подобное своему соседу по квартире потерпели фиаско. Уж Миссис Хадсон быстрее б разобралась, что записка с "прочитай послание или кто-то умрёт" является тем безотлагательным делом, из-за которого Шерлок мог умереть. От скуки.
- Самое очевидное, - прокомментировал он фразу о Мориарти ещё и пожатием плеч. Дополнять, что "очевидное" – не значит "верное", не стал, поскольку вернулась Молли и поставила перед носом чашку. Всё-таки научилась распознавать невербальные знаки тела. Молодец, Хупер, прогрессируешь.
Воспользовавшись секундной заминкой и вполуха слушая рассуждения Ватсона, а потом и Молли, Шерлок удобно устроился на мягком стуле, прихлёбывая кофе. Напиток обжёг ему верхнюю губу, отчего непроизвольно поморщился. Ладно, пора приступать к делу, раз эти двое пришли к консенсусу.
Так всегда. Делая работу качественно, успешно и быстро, процентов двадцать следует дорабатывать, изменять или вновь создавать. Алгоритмы прописаны на несколько шагов вперёд, а вот поиск нужной информации перестал действовать на неожиданной догадке Хупер. Не то чтобы нельзя было ожидать от "тихони из Бартса" верной цепочки мыслей или же правильный ответ, однако повременить с действиями Шерлок не желал. Зацепившись за единственно возможный крючок, он, как рыбка, барахтался в паутине собственных поисковых запросов.
Книжный шифр. Проследив некоторую закономерность между цифрами, нетрудно догадаться, что составитель действовал не по стандартным технологиям. Нет, Мориарти пошёл умнее и выбрал не номера слов или определенное предложение на странице, а буквы. Если Молли права, то в сказках братьев Гримм не так много слов, а вот букв. Нужно найти электронный текст.
- Иди к тому компьютеру, Джон, и найти немецкий текст сказки. Я же попробую английский, - про Молли Шерлок вспомнил только тогда, когда, подставив под цифры буквы, не получилось что-то вразумительное. Создавалась сложность, поскольку и немецкая версия не подошла. "Может, это вовсе не эта сказка?" - подумалось Шерлоку.
- Джон, попробуй испанский, а ты, Молли, французский. Садись, - он привстал со стула, а сам отошёл к окну. Хотелось закурить, но Бартс не создан для курящих людей. Ушло больше пятнадцати минут на простой подбор и ещё несколько на обдумывание. А вдруг в наборе полученных букв есть какая-то логика? Но выведать её не удалось.
Шерлок почесал руку с никотиновыми пластырями и подошёл к Джону. На экране его компьютера оказалась очередная белиберда. Почувствовав отчаяние, он посмотрел на Ватсона. Удивительно, как у него получалось вселить уверенность ответным взглядом. Ан нет, это была Молли с характерным победным писком.
Позвонил телефон. Не без удивления Шерлок посмотрел на имя собственного брата и отклонил вызов. Две смс'ки – на большее Майкрофт не способен – с содержанием неприкрытого приказа ответить и выслушать. Шерлок лишь послал ответную с прямым посылом не отвлекать от более важных дел, чем разговор с любимым братом.
Снова позвонил телефон. На этот раз Джона.
- Майкрофт, - сказал Шерлок и сделал неопределённое движение головой. – Можешь вырубить телефон. Снова хочет, чтобы я выслушал его дело по изготовлению фальсифицированных лекарственных препаратов. Ску-у-чно.
"Есть занятие поинтереснее спасения бедных старушек".

+2

13

С момента знакомства с Шелоком, Джон перестал верить в линейность времени и особенно в то, что длительность минуты всегда одна и та же. Нет, это явно не так. Совсем недавно утро обещало быть тягомотным, холодным, серым и пропитанным едва различимым запахом разложения, свойственным моргу. Ещё недавно, Джон изнывал от скуки и огорчения, что не удалось поспать нормально. Ещё недавно, взглянув на часы, он с тихим ужасом обнаружил, что стрелки почти не двигаются. Но вот сейчас время понеслось вскачь, словно пришпоренная лошадь. Мысли Джон тоже набирали обороты, но угнаться за Шерлоком было невозможно. Едва успев пригубить кофе (милая Молли вспомнила какой он любит, что приятно удивило), он уже обнаружил себя буквально впихнутым за компьютер.
Джон был не совсем уверен в том, что понимает ход мыслей Шерлока, вернее, был уверен, что не понимает, но к этому он почти привык. Сейчас не стоило задавать вопросов, слишком велик шанс напроситься на очередное хамство. Проще молча выполнять указания. В крайнем случае можно позволить себе немного побурчать.

Минут пятнадцать тишину в комнате нарушало только щёлканье клавиш и отрывистые команды Шерлока. Найти сказку на немецком оказалось легко, на испанском - сложнее. Потом был норвежский (Молли - финский). И это не давало ничего.
- А может, это не та сказка? - робко спросил Джон, после очередного "Не то!" Холмса. - Может, это "Снежная королева", например? Ну, знаете, Герда отправляется на поиски Кая в ледяные чертоги. - Джон споткнулся на слове "чертоги", невольно бросив взгляд на Шерлока. Нет, это, конечно, простое совпадение. Да и нет в самой сказке этого слова. Или есть?

Телефон Джона запищал через несколько секунд после того, как Шерлок сбросил вызов. В данном случае даже Джон догадался, кто звонил. Он успел достать телефон из кармана, но не принял вызов. О, теперь Шерлок ещё и строит из себя ясновидящего?
- Откуда ты знаешь? - Джон ненавидел вести себя невежливо, даже с Майкрофтом. Да что уж там, даже с Шерло... Ну, ладно, с ним - можно. Но Майкроф - другое дело. Во-первых, как ни крути, а он Британское Правительство, а не пёс собачий. Во-вторых, в отличие от братца он обычно предельно вежлив, пусть и совершенно неискренне. В-третьих, помогать Майкрофту довольно выгодно: в комнате Джона ещё лежала непочатая бутылка дорогого виски, которую подарил ему Майкрофт за помощь в одном весьма щепетильном деле. В общем, Джон предпочёл бы ответить, но взгляд Шерлока совершенно очевидно гарантировал проблемы. Даже не взгляд, а бровь. Иногда Джону смертельно хотелось как-нибудь ночью сбрить её к чёрту.
- Что если он звонит по другому поводу? Может, случилось что-то из ряда вон выходящее! Или он звонит напомнить тебе о дне рождения твоей матери. Я бы не удивился. Или его схватили террористы и они хотят поговорить с тобой. У меня ещё куча версий, - стушевался наконец Ватсон под Как-Ты-Мне-Надоел-Своей-Глупостью взглядом Шерлока.
Пришлось нажать сброс и засунуть поглубже и телефон и собственное мнение. И за что, интересно, Молли так любит этого засранца?
- Вернёмся к нашим баранам. Уже нашёл решение загадки?

Отредактировано John H. Watson (18th Jun 2017 21:29)

+3

14

Molly Hooper:

Кофе лечит все болезни, забывчивость и хандру. В этом Молли Хупер была уверена. Она готовила мало, но кофе было ее коньком, и кофейные вечеринки  с немногочисленными подругами это только подтверждали. Признаться честно, там был не только кофе. Каждое собрание их «женского клуба» было одновременно и дегустацией нового коктейля, приготовленного хозяйкой уютной маленькой лондонской квартирки. Не только расчленитель трупов, да, мистер Холмс!
На этот раз вдохновение покинуло Молли, она делала все автоматически, без удовольствия, и пила так же. Всему виной Джим. Снова Джим. Молли думала, что с ним покончено, и этот странный парень больше не вернется в ее жизнь. Мориарти – имя такое же странное, пугающее, как его обладатель. Что он задумал на этот раз, и насколько это опасно? 
Простуда решительно взялась за дело. Молли чувствовала себя не просто плохо, но как-то по-другому. Звуки стали резче, ощущения – острее. Щеки пылали. Каждое движение воздуха больно било по перепонкам.
Она наблюдала за Шерлоком и Джоном, стараясь не привлекать внимания, и поняла, что они растеряны, сбиты с толку. Шерлок перевел, судя по всему, странные закорючки в обыкновенные цифры, но это не помогало.
Детектив редко таким был, при ней. Обычно он излучал уверенность, легкость, и ту долю насмешливой рассеянности, за которую хотелось если не убить, то запустить чем-нибудь тяжелым. Джон считал, что это заносчивость, но Молли была не согласна. Просто такой характер. Да оборудование было жалко. Разбитые колбы пришлось бы оплачивать из своего кармана.
Потому колбы стояли невредимыми, досада мисс Хупер была кратковременной, и она почти всегда следом прощала его. Все просто: он был Шерлоком.

Вот и сейчас она услышала просьбу искать текст сказки на французском, но с таким же успехом можно было просить ее искать на португальском – Хупер едва знала оба языка. Пожалуй, французский - чуть лучше.
Холмс был слишком высокого мнения о ее лингвистических способностях. Боясь расстроить его, Молли сразу поместила исходный текст в удобный переводчик со счетчиком символов – вдруг бы он начал задавать вопросы, а она не знает нюансов перевода!
Сказка о злой колдунье, которая оказалась не такой уж злой.
Они с соседской девочкой, Фло, любили эту сказку. Фло всегда была «Фрау Холле» первая, а потом уступала Молли.  У них была еще такая игра, в буквы и цифры. Фло говорила: «один», «десять», «двадцать пять», и Молли вытаскивала наугад написанные на картонках наугад буквы – первую, десятую, двадцать пятую. Потом начиналось самое веселое – из этих букв они составляли всякие смешные слова.

Руки стали совсем бесчувственные, и легли на клавиши – отдохнуть. Голос тоже куда-то потерялся, потому Молли боялась, что он не услышит.
- Шерлок…- да что же это такое, она сама себя не слышит!
- Что если посчитать…буквы…тут счетчик…мы так играли с Фло в детстве…ты не знаешь, не важно. Вытаскивали буквы – первую, пятую, десятую, наугад. Потом составляли слова и веселились. Он тоже любит играть, Джим. Понимаешь?

Она бы давно отключилась, но было нельзя. Молли чувствовала себя на передовой. Где Мориарти – там всегда война, и кто-то должен быть солдатом.
[icon]http://sa.uploads.ru/bpJBj.jpg[/icon]

Отредактировано Irene Adler (12th Aug 2017 14:18)

+2

15

Кофе не помогал. Возможно, Молли принесла бракованный кофеин, из-за которого люди засыпают на рабочем столе, а просыпаются с отпечатками клавиатуры на щеке; а может неудачи в жизни не мог развеять ни один адреналин. Нет, еще шанс достать великолепное чудо-средство в стеклянной ампуле с надписью H2O, но все понимают, что не о воде речь.
И даже без помощи химии Шерлок понимал, что окончательно и бесповоротно потерялся в многообразии цифр и букв. Они смешивались в одну горючую смесь: сожги ее – и потеряй нить; оставь – не уследишь за временем. Впрочем, они и так много потеряли его на поиск текста и расшифровки, которые ничего не дали. Пять языков – все в пустую. И будь на месте Шерлока Джон либо Молли, выглядящая с каждой минутой не лучше трупа, они бы давно опустили руки. Обычные люди с обычными слабостями. Шерлок уж точно не мог приписать себя к их категории.
- Я лично поблагодарю террористов, что они избавят меня от надоедливого и вечно мешающегося брата, - пробурчал Шерлок не отрываясь от измятого клочка тетрадного листа. Цифра за буквой, буква за цифрой. Математика представляется слишком скучной для того, кто привык наблюдать и исследовать. Если бы весь мир можно было прогнозировать путем сложного алгоритма, полиция и преступники остались бы без своего любимого ремесла. Что за жизнь, когда нет места случайности?
- Что? – раздраженный голос Холмс и не пытался скрыть, наблюдая за медлительным словообразованием Молли. Из всего он услышал только свое имя и "Фло", да и не был уверен, что после длительной паузы Хупер оживет и разъяснит все вновь. Посмотрев на Джона и снова на Молли, он подошел поближе и заглянул на экран ее компьютера. На лице постепенно вырастала улыбка, словно ее сдобрили дорогим первосортным кофе из Индонезии.
- Мориарти точно знал, что и как делает, кому посылает труп, - Шерлок быстро указал взглядом на Молли. – И он должен был знать, что ты, Молли, правильно истолкуешь эту карточку. Джеймс редко не дает подсказки. Таковы правила игры.
С неким упоением и блаженством руки детектива с помощью обычной ручки записывали буквы. Он знал, что на этот раз они угадали. "Le" – артикль, хоть что-то удалось вычерпнуть из этого текста. Прошли всего две минуты с тех пор, как Молли выдала догадку, и Шерлок торжественно протянул расшифровку стоящему рядом Джону.

LE MERIDIEN PICCADILLY
13 05

С нескрываемым удовольствием Шерлок разладил складки пиджака, с некоторой долей таинственности рассматривая, что удивительно, помощников.
- Это отель класса люкс на площ… - время. Часы на белоснежной стене беззвучно показывали 12:34. О, уже 35. – Джон!
Рассчитывая на то, что Ватсон поймет его без дополнительных слов, Шерлок подскочил к своему пальто – верному спутнику, - направляясь прямиком на выход из Бартса. И когда наручные часы показывали тридцать восемь минут, он уже вытягивал руку, ловя кэб.
"Надо было поблагодарить Молли…  – несвоевременно он вспомнил о заслугах Хупер. – Она поймет. Время не ждет!"
- 21 Пикадилли, поскорее, - отчеканил Шерлок, как только Джон чуть ли не с разбегу упал на пассажирское сиденье рядом. – Мы не можем опоздать.

+1

16

Говорят, что за каждым великим мужчиной стоит великая женщина. В случае с Шерлоком это обычно не работало, во всяком случае женщины за ним не было. Хотя как посмотреть, конечно. Джон задумался, как справлялся бы Шерлок со своими гениальными проблемами, если бы рядом не было миссис Хадсон, своевременно подающей чай с печеньем (я вам не домработница!) Или Молли, всегда готовой прийти на помощь. Или тех женщин-беспризорниц, поставляющих информацию. Как бы ни уверял Шерлок всех, что справляется в одиночку, рядом с ним всегда были люди-тени, не требующие славы, просто делающие всю грязную работу.
Вот и сейчас решение загадки на самом деле принадлежало не Шерлоку, а тихой серой мышке Молли. Но кто вспомнит об этом, когда дело будет раскрыто, а лондонские газеты будут пестрить заголовками об очередной гениальной догадке Консультирующего детектива? Никто, кроме разве что Джона. Пройдёт минут двадцать и сам Шерлок забудет, что это была Молли, уверовав, что снова раскрутил запутанный клубок самостоятельно.
Джон ободряюще улыбнулся Молли, но вряд ли она это заметила. У Молли было лишь два направления взгляда, если в комнате был Шерлок: на него и не на него. Джон не обижался. Понимал.

Буквально минута понадобилась Шерлоку, чтобы составить нужное им предложение. Шифровка содержала в себе адрес и, судя по всему, время, в которое нужно было попасть по этому адресу. Джон давно привык к резкой смене направлений и планов, поэтому не удивился, обнаружив, что Шерлок уже привычным движением поправляет воротник пальто и сломя голову мчится на улицу. Едва попрощавшись с Молли, Джон ринулся вдогонку, мгновенно забывая про больную ногу, паршивое настроение, серое тяжёлое небо и звонок Майкрофта. Всё отступало перед приключением, которое ожидало их по адресу Пиккадили, 21.

Скоростным запрыгиванием в такси Джон давно уже овладел в совершенстве, всё было отточено до мелочей. Дверца хлопнула, отсекая шум улицы, и машина резво помчалась вперёд. По лицу Шерлока блуждала довольная улыбка, но Джон не обманывался ею, зная, что любая попытка задать сейчас вопрос приведёт к отповеди. И хотя сдерживаться было трудно, он старательно подчёркнуто молчал. Мол, видишь, я учусь. Не лезу к тебе с расспросами.

- Шерлок, как думаешь, что нас там ждёт? И не может ли это оказаться ловушкой? - молчать всю дорогу Джон всё-таки не смог, слишком терзало любопытство. За окном проносились улицы, снова пошёл дождь, из-под колёс летели брызги. - И потом, номер комнаты мы не знаем, не бегать же нам по всему отелю! Шерлок! Ты вообще меня слышишь?

Снова пиликнул телефон, но Джон сбросил звонок, не дожидаясь приказа. Майкрофту придётся подождать.

+1

17

- ...Таковы правила игры.
- Я? - растеряно переспросила патологоанатом, стараясь поудобнее устроиться в кресле и принять такое положение, в котором голова перестанет раскалываться. Попытки сфокусировать внимание или взгляд успехом не завершались, как и поиск удобной позы. Не очень отчетливо она слышала, что где-то рядом раздаются голоса, они обсуждают какой-то адрес или мурлычут, как Тоби - сложно разобраться. Рядом оказался Джон, сказал что-то дежурное - "Наверное ему что-то нужно... нужно разлепить глаза..." , а потом все стихло. Блаженство. Почти.       
Молли и сообразить не успела, что нашла реальную разгадку, вспоминая детские игры. Ей не впервой было догадываться о чем-то важном или давать ценные советы, но радости и, тем более, счастья она при этом не испытала. Виной всему был Шерлок - догадаться не так уж и сложно. На его фоне она всегда чувствовала себя малозначительной, глупой, медлительной и каждое свое достижение она приписывала именно ему, его влиянию на себя. Разве она смогла бы догадаться, если бы рядом с ней не было настолько блестящего ума? Крайне сомнительно. Полное отсутствие тщеславия и уверенности в себе давно стали нормой. Возможно, еще с тех пор, как, окончив медицинскую школу, приходилось пресмыкаться перед каждым вторым вышестоящим руководителем, а, возможно, так было всегда - с самого детства. "И как только Джон еще держится?" - изредка задумывалась Хупер и каждый раз приходила к выводу, что ему должно быть проще - по причине отсутствия глупой влюбленности и по половой принадлежности, впрочем, тоже. Иногда она видела как сжимаются кулаки доктора, как он скрепит зубами и все равно делает то, что попросил Холмс. Приказал. В такие моменты она даже начинала завидовать выдержке Ватсона. Хотя, она завидовала ему во многих аспектах - начиная от места жительства, заканчивая провождением свободного времени.
Еще немного поерзав на месте, Молли предприняла попытку встать - "Нужно работать... Очень-очень нужно..." - голова закружилась так, что пришлось вспомнить злосчастные карусели, на которых приходилось кататься в детстве в парке. "Хорошо... Я больше так не буду..." - приземлившись решила она и, отодвинув клавиатуру, сложила руки на столе, с трудом положила на них голову и закрыла глаза. И почему она не съела горсть таблеток, выходя на службу? Как сотрудник большого госпиталя, она могла бы себе позволить такую роскошь, как накачаться парацетамолом - не бутиратом же... Вот только напрягать никого не хотелось.
В очередной раз отдавая все силы гениальному -  безумному - детективу, она ругала себя за это и за то, что не могла собраться с силами - встать и закончить начатое дело. Третий стол по-прежнему был занят, а эпикриз не готов.
- Простите, мистер Как-Вас-Там... Мы продолжим немного позже. Вы не против? - пробормотала Молли и постаралась абстрагироваться.         
В кармане халата завибрировал телефон, оповещая о входящем вызове и эфемерности покоя. Молли, не поднимая головы со стола, поднесла трубку к уху, не удосужившись даже посмотреть кто звонил.
- О, здравствуй, Майкрофт, - вяло изобразила она энтузиазм, проклиная громкий звук динамика, - Нет, Шерлока рядом нет. Он ушел. Куда? - на несколько секунд повисла неловкая пауза, а затем, Хупер будто бы вспомнив о чем-то, добавила - Куда-то... - наверное, со стороны это выглядело грубо и следовало бы извиниться перед старшим Холмсом, но сделать этого она не успела.
- С голосом все в полном порядке. Немного приболела. Спасибо, что поинтересовался. - оба брата не были любителями лезть в чужие жизни, но Майкрофт казался Молли более... Заботливым. Конечно же, в извращенном семейством Холмс понимании этого слова.
Закончив разговор, девушка бросила телефон на стол и продолжила купаться в жалости к себе. Температура давала о себе знать, выражаясь ломотой во всем теле и полном отсутствии желания соображать и делать хоть что-нибудь. Невольно в памяти всплыла старая профессиональная шутка: одних лихорадит, другие лежат в морге - в целом, по температуре, среднестатистически, все здоровы. В каждой шутке есть только доля шутки и все присутствующие в секционной это подтверждали.
К счастью, уже через десять минут, багрового вида начальник растолкал бедняжку и отправил ее домой. "Интересно, это Майкрофт постарался? Или Джим?" Не очень-то забавно было ощущать себя марионеткой, выполнившей задание кукловода и отправившейся на заслуженный отдых. "Майкрофт."

Отредактировано Molly Hooper (13th Sep 2017 15:31)

+2

18

Сейчас, катаясь по Лондону вместе с внимательным водителем, не только услышавшим просьбу-приказ, но и выполнив ее, Шерлок мог повесить на доску почета молчаливость Джона. И да, именно характеристику, а не носителя. О, Шерлок, разумеется, видел, каких трудов стоило другу молчать, и помогать с этим, разумеется, не будет. Зачем, когда в тишине думается лучше?
Но нет, одним словом, предложением, прикрепленный на доске листочек упал и самовоспламенился. Господи, Джон, зачем так много нелепых и ненужных вопросов? Тяжело вздохнув, Шерлок медленно повернулся к своему другу и так же неторопливо, как маленькому несмышленому ребенку, сказал:
- При всех моих великолепных способностях, отработанных годами, я не владею экстрасенсорикой и прочей чушью, Джон. Если тебе интересен ответ на вопрос, позвони в "Следствие ведут экстрасенсы". *
Проще отвязаться от назойливого помощника, чем углубляться в "а как они сделают то, что сделают". Шерлок не знал ни того, что произойдет, ни как это случится. Может Мориарти решит назначить встречу или предложит арестовать его, а может их закроют в этом отеле без еды, воды и возможности выйти... Шерлок уставился на стекающие по стеклу дождевые капли. Пора прекращать смотреть с Джоном его глупые сериалы.
Майкрофт позвонил очень удачно: в момент, когда высокое белое здание с крутыми сводами дорогих магазинов приближалось к Шерлоку. Оставались две минуты до... чего? Найти ответ на вопрос мог лишь город с многомиллионными людьми, что мельтешили вокруг детектива. Ища Мориарти, брошенные предметы, знаки - что угодно, Шерлок даже не слышал, что говорит Джон. Да и не нужно - все, что требовалось найти, Холмс нашел, войдя в кремовый холл, сияющий чистотой и белоснежными зубами встречающей стороны.
- Добро пожаловать в "Le Meridien Piccadilly". Чем я могу вам помочь? - улыбка услужливого администратора блеснула и тут же исчезла, как только почти перед носом оказалось полицейское удостоверение. Инспектор Лестрейд ведь не против?
- Через, - Шерлок посмотрел на часы, - две минуты что-то должно произойти. Вспомните, видели или слышали ли вы нечто подозрительное, или жаловались ли посетители на шум, гудение?
- Нет, сэр, - мужчина поправил темно-синий галстук, скосив глаза вверх и вправо. - О, буквально несколько часов назад мой помощник увидел на столе записку. Но ничего странного в ней не было, обыкновенная шутка.
- Покажите мне ее.
Мужчина сразу нагнулся за стойку и вытащил из мусорной корзины смятый клочок бумаги. Шерлок кинул взгляд на Джона и развернул записку с нескрываемым возбуждением. Ничего. Только по углам мелким шрифтом отпечаталось "тик-так". На обратной стороне ничего не было, только проглядывалось часть изображения, которое видно под определенным углом. Шерлок поднял бумагу на свет. Точно! Проявилось изображение лифта с цифрой "3".
- Взрыв на третьем этаже! Эвакуир... - звук битого стекла и громкий хлопок взрыва сбил Шерлока. С верхнего этажа повалил дым, а с лестниц бежали испуганные постояльцы: кто в нижнем белье, кто в халате на голое тело. Крики "найдите его!", запах гари, полицейская сирена - Шерлок успел написать Лестрейду, но тот, как обычно, не успел вовремя. Из тихого места отель превратился в настоящий хаос. Джон ринулся выполнять свой долг врача, на скорую руку перевязывая раны пострадавших; прилетевший Лестрейд раздал команды подчиненным, и с силой встряхнул Шерлока за воротник пальто.
- Ты слышишь? Шерлок, что произошло?
Снова глупый вопрос. Благо, ответ на него задержался в звуке входящего вызова. Майкрофт.
- Почему ты никогда меня не слушаешь?!
Шерлок быстро сбросил звонок, прекращая болезненные нотации брата.
- Шерлок? - послышался откуда-то издалека осторожный вопрос.
Холмс огляделся.
- Я проиграл.
Очевидно.


*В шоу "Следствие ведут экстрасенсы" с помощью нетрадиционных методов расследования раскрываются шокирующие подробности загадочных убийств и выясняются обстоятельства таинственных исчезновений людей. Колин Фрай, Тони Стокуэлл и Ти Джей Хиггс, пользуясь своими экстрасенсорными способностями, устанавливают связи с мертвыми, чтобы таким образом добыть важные улики, необходимые для раскрытия дел. Команда экстрасенсов берется за расследование уголовных дел, с которыми не смогла справиться полиция.

+1


Вы здесь » Sherlock Holmes. 2 Shot » ► The present ◄ » Society prepares the crime; the criminal commits it.