Вниз

Sherlock Holmes. 2 Shot

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock Holmes. 2 Shot » ► Private ◄ » Prison - is a lack of space and the excess time.


Prison - is a lack of space and the excess time.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Prison - is a lack of space and the excess time.
http://s020.radikal.ru/i713/1703/5f/082fa5ebb726.gif

Участники:
Sherlock Holmes, James Moriarty

Время и дата:
12.04.2011

— Мистер Холмс, Вас вызвали сюда, чтобы вы отвечали на вопросы мисс Суорелл,
а не для демонстрации ваших интеллектуальных способностей!
Вы должны отвечать кратко и по существу, всё остальное будет расценено, как неуважение к суду!
Вы можете прожить хотя бы 5 минут без этой вашей рисовки?!

Пожалуй, существуют правила, которым должен следовать даже Шерлок. Вероятно Холмс стер из своей головы информацию о том, что спорить с судьей не только не имеет никакого смысла, но еще и чревато определенными последствиями. Джон ведь предупреждал его, просил вести себя "нормально", но нет.  Два часа в камере должны несколько приободрить его и напомнить о правилах приличия в обществе, а заседание подождет. Небольшой перерыв еще никому не повредил. Хотя едва ли гражданин судья подозревал о том, что в соседней с Холмсом камере будет ждать своей участи заключенный. И для Мориарти и для Шерлока встреча через стену оказалось несколько незапланированной, но от этого не менее забавной. Неплохая возможность свети друг друга с ума или побеседовать о глупости мира людского.

+1

2

Alles dreht sich, alles bewegt sich
Mensch, Maschine, Zahn und Rad

- Как вы можете описать этого человека, его характер? - послушание мисс Соррел можно было отдельно отметить в положительном ключе, не будь Шерлок настолько раздражён её неуместными, неправильными вопросами. Правила ведения допроса свидетелей и экспертов были изначально неверно заведены предшественниками, а с тех пор ничего не меняется. Стабильность - не есть плохо или хорошо. Люди не любят динамику, как и не любят неизвестность. А всякие новшества несут в себе незримый след неоценённого страха. Изменения для общества - очередное испытание на стрессоустойчивость. Но это - политика, место которой не отведено в Чертогах. Его интересуют иные вещи, люди, процессы, например, Мориарти.

- Первая ошибка, - взгляд скользит по трибуне, опустившись ниже и встретившись с тёмными глазами криминального консультанта. Первое правило выступления - выдержать паузу. - Джеймс Мориарти вовсе не человек. Он паук. Он в центре преступной паутины. В его хищных лапах огромное количество нитей. И он точно знает, как они действуют, что именно каждая из них приводит в действие.

Заготовленная речь звучала оправданно патетично, с долей импровизации, учитывая глупость адвоката. Представление в суде во славу Мориарти заставляло Шерлока сдерживать улыбку на губах, но не во взгляде. Человек, который столь долгое время пребывал в тени, стоял перед ним в идеально пошитом костюме ровно, спокойно. Словно ни в чём не обвинялся; словно его руки сзади не были скованны наручниками. Намеренное ожидание никто из присутствующих не замечает: все были увлечены препирательством между собой и выяснением, а можно ли назвать экспертом Шерлока Холмса, знавшего обвиняемого пять минут. Право слово, пять минут - это уже перебор. Две, максимум, дали всю необходимую информацию для верного составления портрета главы преступной части Лондона и аккумулирования чёткого и системного отношения к его деятельности.

Шерлок слабо растягивает губы в усмешке. Наивность судьи и одновременно некомпетентность всех присутствующих заставляет его сдерживать разочарованный вздох. Видимо, думать тут могли два человека, и оба имели возможность блеснуть своими умениями дважды. Присяжные? Очень редко когда независимый гражданский глас не ошибался. На десять человек может приходиться лишь один умный член жюри; хорошо, если их будет больше. Зачастую - их и вовсе нет. Но тут же всё очевидно. Виновен. Виновен. Виновен. Иное - исключено.
Итак. Двенадцать присяжных. Кто они?

- Один библиотекарь, два учителя, у двоих - весьма нервная работа, возможно финансы. Председатель - врач, училась за рубежом, судя по почерку.
- Мистер Холмс, - предупреждение проигнорировано. Продолжая говорить, озвучивая по привычке мысли вслух, Шерлок замечает поблёскивающие кольца на левых руках, крошки на лацкане пиджака, стёртый след помады на нижней губе вместе с косыми кроткими взглядами.
- Семеро состоят в браке, двое успели завести интрижку, и они только что пили чай с бисквитами. Хотите узнать, кто ел вафли?

Джон не понимает довольной улыбки Холмса и закатывает глаза. Талант читать человека сходу без предварительной подготовки и личной беседы дважды подчёркивает правдивость и, что главное, правильность сказанных им слов. Будь у слушателей сомнения, они развеялись в ту же минуту, когда кран с именем Шерлок открылся и начал поливать фактами каждого. Если бы судья дал время, можно было пройтись и по библиотекарю, устроившего скандал в твиттере, и по учителю с тремя дочерьми. Жаль, никто не оценил.

- Мистер Холмс! Вас вызвали сюда отвечать на вопросы мисс Соррел, а не для демонстрации ваших интеллектуальных способностей. Старайтесь отвечать кратко и по существу. Всё остальное будет расценено как неуважение к суду. Вы можете прожить хотя бы пару минут не выделываясь?!
Шерлок делает короткий вдох, чтобы выпалить очередную разоблачающую речь, ни на секунду не подозревая о накаляющейся обстановке. Удар молотком заставляет плечи чуть вздрогнуть и обратить удивлённый взгляд на судью.
- За пару минут можно убедиться в виновности Джеймса Мориарти. Зачем медлите?

* * *

"Не умничай, Шерлок. Умный здесь я". "Быть умным - это одно, умничать - другое". Боже, если пользоваться такими категориями, то и мартышка покажется умным созданием. Зачем держать рот на замке, когда аллергия на идиотизм буквально вынуждает высказаться? Шанс на повышение IQ, если не города, то помещения, где проходит разбирательство дела, мог бы вырасти в разы, слушай люди Шерлока внимательнее. Именно из-за них Холмс оказался под арестом. Что ж, два часа вынужденного одиночества с лихвой могла заменить игра на скрипке или беседа с умным человеком. И правда, почему бы не побеседовать с самим собой. Зеркал в сизо, куда грубым образом затолкала охрана, не было - не страшно. Всегда можно углубиться в Чертоги, проиграть все события минувшего дня, понять причину. Мориарти пошёл на риск и отправил себя в карцер только потому, что сам захотел этого. Даже Джон бы понял, тут нет ничего сложного. Но понять замысел преступника, правила игры, что он, без сомнений, приготовил, следовало как можно скорее.

Как можно скорее. Впредь нужно думать дважды перед тем, как подумать ещё раз. Сегодня судьба решила одарить его не только пинком, но и подарком. За дверью доносились эхом приближающиеся шаги двух мужчин и шуршание ткани. Как только они поравнялись с камерой заключённого в ней детектива, в памяти, там, где хранится информация о запахе, вспыли события первой встречи. Стеснительный юноша Джим, новый сотрудник IT-отдела так ловко изобразил из себя влюблённого в Молли гея (какой каламбур!), устроив театр одного актёра, что даже великий Шерлок Холмс поверил. Игра была слишком приторной, но от того не менее гениальной. И сейчас тот самый аромат шлейфом проникал в каждую щёлочку. С единственным различием: там, за стеной, стоял уже не милый Джим, а лучший в жизни враг - Мориарти.

+1

3

Жизнь – шахматное поле. Пусть, в камере король,
И пешки на свободе, и рвутся смело в бой.
Узилище не вечно, решетки – есть мираж.
Финальный ход на публику – скандальный эпатаж.


Вы когда-нибудь слышали тишину? Всеохватывающую, всеобъемлющую, заключенную в ночные объятия. Гробовую тишину. Полное отсутствие звуков сведет с ума любого человека. Изоляция – страшная пытка, некоторые не выдерживали и пытались создать хоть что-то, напоминающее шум, ведь тишина давит.
Джим слышал тишину, она ему нравилась. Она давала покой и умиротворение, прибавляла некоторой эпизодичности. Он мог представить себя стороны,  и как колоритно он сейчас бы смотрелся на каком-нибудь холсте.  Картина маслом – гениальный злодей лежит на тюремной кровати, закинув руку под голову и устремив взгляд в потолок, на полу валяется нетронутый ужин, ведь он слишком жалкий, чтобы его есть, а из окна падает свет луны, напоминая о завтрашнем дне. Нет, не месяц, а настоящая, полная луна, окутанная Лондонским туманом. Весь этот холст будет пропитан ожиданием. Художник, конечно, сделает глаза Мориарти чернее, чем они есть на самом деле, а металлической чашке добавит  света, поставит блик, отразит в ней что-то очень, по его взгляду, важное. Но такая картина и в сравнение не идет с тем, как все выглядит на самом деле.

[indent] Ждать. Еще немного.
Джим знает, что это случится завтра. Не слишком долго и не слишком быстро. Его паутина уже заполнила собой каждый номер, каждый телевизор, каждый разум, который она должна была заполнить. Дерни за нужную ниточку и получи приз. Дерни все ниточки сразу и получи победу над Шерлоком. Эта игра была старой как мир, он знал все ее правила, от и до. Время ничего не меняет, мухи всегда попадаются в ловушки.
[indent] Завтра. Уже завтра.
Джим слабо улыбается и начинает настукивать мелодию.
[indent] Скоро, совсем скоро.
Пальцы плавно барабанят по краю кровати, создавая точный ритм, а веки непроизвольно закрываются, помогая восстановить музыку в голове. Под самый конец произведения, Мориарти открывает глаза и бросает взгляд в окно.
[indent] Уже сегодня.
На этой мысли Моцарт завершает свою пятую симфонию.  Последний удар по кровати – произведение закончено. До достижения полного апогея оставалось совсем немного…

*      *      *

За окном гудели журналисты. Сегодня должен был состояться процесс века. Почти месяц длилось расследование по взлому Сокровищницы Тауэра, тюрьмы Пентонвиль и Английского банка, но в итоге никто так и не смог понять, как Мориарти удалось одновременно нарушить безопасность трех самых защищенных мест в городе. Никто, даже великий Шерлок Холмс.

Дверь камеры открывается. Стражи порядка, в этот раз они припозднились. Двое встают по бокам, двое сзади, один спереди. Тот, что стоит лицом к лицу с Мориарти достает две пары наручников и прищелкивает правую руку Джеймса к одному сопровождающему, левую к другому. Они так беспокоятся, что он сбежит отсюда, что готовы выставить роту солдат для сопровождения. О, неужели они так ничего и не поняли? Неужели они не видят, что, открыв дверь и дав ему свободу, он бы все равно пошел на заседание – в новом светлом костюме, с приглаженными волосами и излюбленным парфюмом. Он сегодня правит балом, а потому просто не может пропустить эту сцену. Спектакль уже готов, актеры уже заучили свои роли, а зрители уже рассаживаются на свои места.

Губы Джеймса дрогнули и застыли в легкой полу ухмылке. Он идет по слабо освещенному коридору, лишенный свободы, все считали именно так. Каждый их конвоиров был уверен в его виновности, каждый был уверен в том, что Мориарти своего рода заложник. Как же они глупы!

Народ в зале суда уже начал собираться. Пока его ведут к трибуне, он успевает осмотреть помещение и убедиться в том, что Шерлока здесь еще нет. «Не вежливо опаздывать на спектакль в свою честь. Очень невежливо».

Конвоиров осталось трое. Один из них кладет руку на плечо Джеймса, одергивая его, когда тот поворачивается к подошедшей блондиночке- строгая прическа, пиджак, типичная замысловатая секретарша.
- Я могу попросить вас залезть в мой карман? – женщина даже замирает от такой просьбы. Мориарти пытается поймать ее взгляд, но она старается избежать этого и ожидает реакции его надсмотрщиков. Судя по тому, что женщина все-таки делает шаг назад, добро ей дали. Излишне осторожно она засовывает руку в правый карман брюк и находит там жевательную резинку. Как удачно, что она подошла. Наконец ему удается заглянуть в голубые глаза. Забавно, в этот раз взгляд она не отводит, держится. Умная девочка. Мориарти высовывает язык, чуть хмыкает и ждет, когда тянучка окажется у него во рту, награждая девушку приподнятым уголком губ за выполненную просьбу.
«Дыня».

*     *     *

Ты ведь уже понял, Шерлок? – Мориарти смотри в глаза своему врагу, одобрительно кивая в такт всем его словам. «Паук», - молодец, Шерлок, ты прав. Ты прав, но ты даже не представляешь, как велика эта паутина. Ты видишь лишь край айсберга, все самое интересное впереди, уверен, тебе захочется докопаться до истины. Попробуй, заставь меня поверить, что ты действительно тот, за кого себя выдаешь.

Мориарти наблюдает за мимикой детектива. Как сложен процесс судебного заседания, когда никто из присутствующих не способен думать. Это ведь декорация, ты знаешь, что нужно соблюдать формальности. Судья, жури, зрители – марионетки. Скажи, ты понял?

Словно вторя его мыслям, Консультирующий детектив поворачивается к присяжным и рисует портрет каждого из них. Все точно: почерк, движение, даже взгляд выдают в себе черты профессии и личной жизни, Шерлок видит это, он всегда ищет мелкие детали, оттого так легко попался на крючок во время их первой встречи.
Это твоя слабость.
Это твое преимущество.
Это твоя ошибка.

- За пару минут можно убедиться в виновности Джеймса Мориарти. Зачем медлите? – произносит детектив, и судья явно теряет терпение. О нет, Шерлок, ты снова все портишь.  Теперь придется ждать.
Руки самого гениального человека сковываются наручниками и Мориарти не может сдержать ухмылки, глядя на то, как Холмса ведут в СИЗО.
Они на равных.
- Мы будем ждать, свидетеля со стороны обвинения здесь в течение двух часов? – интересуется Джеймс. Внутреннее Альтер-эго требует добавить «сопроводите меня в камеру, а то руки затекли», - но не стоит повторять ошибок Холмса. Ты никогда не мог сдержать своих эмоций. Они не понимают очевидного, раздражает, не правда ли?
- Пройдемте.

Прежде, чем закрыть за ним дверь, с него все-таки снимают наручники. Два часа. Два часа на новую сказку. Или старую, но с новым концом. Сто двадцать минут не сделают погоды, когда речь шла о целом месяце. Если ты психопат, то всегда найдешь, чем себя занять, даже в полном одиночестве. В полном ли?
Дверь закрывается, и ключ в замке проворачивается. Какой подарок.
Джим поворачивает голову направо, а затем и вовсе разворачивается на 90 градусов, встав лицом к лицу со стеной. Он уже знает, кто находится за ней. «Холмс в камере 131. Я бы оставил его там на сутки, а не на два часа.»  - пронеслось в голове воспоминание, полученное при входе в длинный коридор, предназначенный для место обитания заключенных. Или провинившихся.
Мориарти всматривается в стенку, представляя за ней детектива так, словно преграды между ними и вовсе не было. Эта только их игра. Они оба знают правила.
- Судебный процесс так утомляет, когда все вокруг идиоты, - нарушает тишину Джеймс. Он говорит ровно, даже чуть приглушенно, не забывая театрально вздохнуть в конце и опустить голову, словно гений за стеной может видеть его реакцию.  Может, если постарается.
- Чудесный день, не правда ли, Шерлок?
Мориарти не мог не заметить табличку с табельным номером на своей двери прежде, чем зашел сюда:
Сто
Двадцать
Девять.
Какое совпадение.

+1

4

Фокусник с ловкостью перекатывает карты между пальцами или вытаскивает белого кролика с тикающими часами из шляпы. Блистательный иллюзионист может воспарить или заставить исчезнуть любого из зала. Это все игра; магия, как называют несведущие в трюках люди. Они ищут детали, мелочи, которые уводят от общей концепции. Не могут посмотреть на всю картинку в целом, увидеть выбивающиеся из общей гаммы тона или сюжеты. Иронично. Заложники собственной внимательности совершают ошибки. Совершает ли оные Джеймс Мориарти?
Скрежет ключа в замочной скважине слышится сквозь чужое ровное дыхание; шаги одного отдаляются, другого - затихают. Таймер запускается... Сейчас. Четыре стены, четыре преграды, четыре минуты тишины, пока глубокий голос за стеной её не разрубает топором собственного триумфа. Шерлок не планировал начинать разговор, как и играть по чужим правилам не на своей территории, но голова сама по себе поворачивается влево и чуть опускается вниз на уровень роста человека за стеной. Они видят друг друга? Несомненно. Эхолокация пауков позволяет ощущать каждое колебание паутины. Одно движение - одно шевеление нити, математика проста до безобразия.
Шерлок не может сдержать улыбки и радостного прищура. Их поэзия разговора всегда была похожа на шахматную партию: один пытается свергнуть короля другого, маневрируя между пешками, как они - словами. И каждый делает попытки разгадать стратегию защиты и атаки, вынося за поле игры значимые для них фигуры. Их разум построен на анализе.

Узнай, разгадай, помешай.
Сыграй в мою игру или уходи с поля боя.
Конь на c3.

Пешки не тронуты. Пока.
Идиотов нужно беречь, они - фундамент этого мира, где царят деградация и увеселительные видео с котиками. Те, кто пришёл на слушание, марионетки в руках замечательного кукловода. Он играет с ними, дёргает за ниточки, а они послушно поднимают руку, ногу, кивают головой. Беспристрастность - миф. Система снисходительно закрывает глаза на многое, если человек оперирует властью, возможностями и информацией. Джим слишком расслаблен для обвиняемого во взломе трёх самых охраняемых мест Лондона. Не высказывал признаков беспокойства, не вёл себя вызывающе. Джон бы назвал это странным. Шерлок же - планом. Каким? С каждый новым вопросом на лбу вычерчивается глубокая складочка между бровями: что-то ускользает от его цепкого взгляда, как те трещины на стене в грязный и кишащий образцами ДНК бетонный пол.
Ты смотришь, но не видишь. Удивительно, как наши же слова могут восстать против нас самих.
- Чудесный, - Шерлок рассматривает холодную преграду. Безжизненную, серую. Как удачно цвет костюма криминального консультанта гармонирует с окружающей обстановкой. Детали, детали, детали. - Чудесный для обвинительного приговора и заключения тебя в Пентонвиль.
Он улыбается, а через секунду разворачивается в сторону света. Стальные прутья оконной решётки загораживали замечательный вид на улицу. В Лондоне редко встретишь столь ясное и чистое небо. Обычно затяжной туман и облака застилали весь город и развеивались ночью, когда все спят. Сейчас же апрельское солнце пытается проскочить сквозь ветки стоявшего неподалёку платана и своим лучом выжечь глаз Холмса. Год назад то же самое обещал сделать Джим Мориарти. С его сердцем. Планы изменились?
- Посмотри, - счастье разговаривать с умным человеком в том, что не нужно озвучивать очевидное. Джеймс посмотрит в нужном направлении, уловит суть речи без лишних слов. Потому что они похожи. - Через пару часов Лондон станет надсмотрщиком и всё, что ты сможешь увидеть, - узкие прутья тюрьмы.
Вновь разворачиваясь к стене, Шерлок смотрит в одну точку: туда, где предположительно находились глаза соседа поневоле. Он никогда не был силён в распознавании невербальных сигналов, опираясь лишь на теоретический курс общей психологии, в отличие от интерпретации фактических данных, химии и её отклика. Только вот Мориарти с трудом подавался анализу. Это раздражало. Злило. Возбуждало интерес.
Что. Он. Задумал.
Что? Вопрос крутится перед глазами, и Шерлок дёргает плечом, отмахиваясь от проплывающих мимо белых букв и бесконечных вопросов. Уверенность оппонента в неприкосновенности вызывает тревожный сигнал в голове, но ни судья, ни присяжные не могли быть настолько слепы к очевидному нарушению общественного правопорядка. Закон - есть закон. Устаревший, с множеством коллизий, но закон.
- Паук или пчела?

Отредактировано Sherlock Holmes (16th Mar 2017 03:14)

+1

5

Время – жидкая и тягучая субстанция. Люди всегда спешат, бегут вперед, сломя голову и не замечают ничего вокруг, именно поэтому оно ускользает от них. Они тянут руку, пытаясь ухватить его, пытаясь замедлить его бег, но ему это не нравится. 

Моменты – это часть времени. Люди пытаются запомнить их, они возвращаются к ним раз за разом. Прошлое так притягательно. Оно уже было, ты уже знаешь, чем оно закончилось, а будущее еще только впереди. Люди боятся будущего. Они боятся своей смерти. Мышь боится быть поймана кошкой, а кошка боится не поймать мышь. Вечная игра, из которой нельзя выйти. Замкнутый круг, который создала природа. Рыбка не может сбежать из аквариума, только, если хозяин решит, что пора поменять воду, но разве это побег? Джим не был рыбкой, он не был мышкой, он не был кошкой. Их с Шерлоком игра отличалась от общепринятых. Она была понятна только им, хотя знал о ней весь Лондон. Люди не способны разглядеть очевидное даже с лупой, Холмс видел не очевидное без нее. Это злило и от того хотелось проверить, на что еще он способен. Как быстро детектив решить его загадки. Как быстро он поймет, зачем он здесь.
Мориарти всматривается в стену. Его лицо не источает никаких эмоций ровно до тех пор, пока Шерлок не нарушает тишину в ответ. По приглушенному из-за стены голосу, Джеймс с точностью определяет координаты нахождения детектива и слегка ухмыляется, убеждаясь в собственной правоте. Если бы стена исчезла, он смотрел бы точно в глаза своего врага.

Это очередная партия. Несложно догадаться, что Шерлок считал это игрой в шахматы, Мориарти же не мог не добавить о русской рулетке. Каждая потерянная фигура – выстрел. Патрон всего один и кому он достанется еще неизвестно.

Выстрел – эта финал.
Выстрел – это выход на новый уровень.
Выстрел – это смена поля.
Пешка на h5.


Джим плавно поворачивает голову к окну и секунд пятнадцать любуется ярким голубым небом и теплым солнцем. Решетки несколько портят вид, но зимний пейзаж не становится от этого менее красивым. Сегодня такой славный день, жаль, Шерлок еще ничего об этом не знает.

- Я взломал Пентонвиль, находясь в другой части города. Как думаешь, сколько времени мне понадобится, чтобы взломать его изнутри? – интересуется Мориарти. Его голос спокоен, он сам спокоен, потому что знает, что созданный им механизм не может выйти из строя. Джим не ждет ответа на свое высказывание, он лишь дает Шерлоку тонкий намек на то, что может сделать в этом мире. И Шерлок, конечно, его понимает, Мориарти не сомневается в этом.

Пчела… паук… Джим криво усмехается, не издавая при этом никаких звуков. Он вновь поворачивает голову в сторону стены, пытаясь угадать выражение лица Шерлока. В замешательстве или спокоен? Мориарти не спешит делать выводы, в этой игре нельзя торопиться, иначе можно оказаться, если не проигравшим, то точно не в выигрышном положении. Непозволительная роскошь позволить Шерлоку играть по его правилам.
Джим склоняет голову на бок и поправляет манжеты светло-кремовой, почти белой рубашки. Сегодня он специально предпочел белые тона темным.

Ты оценил это? Заметил?

- По мне таланты те негодны, в которых свету пользы нет, - произносит Мориарти намеренно с ирландским акцентом и делает паузу. – Арг-и-и-и-опа, – медленно протягивает он и отворачивается. Делает шаг назад от стены, щурится и думает. Каждый следующий ход был просчитан, но это ведь не обычная игра, мог ли он что-то упустить из виду?

Мой бог, с небосвода взгляни и помилуй меня.
Увижу ли, сирый, сияние божьего дня?
Вот капля со свода упала в темницу, а я,
я море услышал — прибой набегает, шурша...


Артистично читает Мориарти старое стихотворение. Каждое слово он выделил по-особенному. Это был не урок литературы, это вообще был не урок. Джеймс выразительно выгибает бровь и ждет. Он не напряжен, скорее даже расслаблен. Стоит ровно, смотрит прямо, словно он не в камере, а на выставке.

- Совпадений не существует. Подумай об этом. – Мориарти разминает шею. Он хочет видеть глаза человека, который назвался его врагом, хотя это понятие и было несколько интерпретированным. Эмоции помогает не оступиться, а сейчас приходилось уповать исключительно на логику. Игра на гениальность без возможности использовать свои козыри ставила под угрозу все, но в пиджаке Наполеона преступного мира всегда было место для пары тузов. Совпали ли цвета?

- Сыграем в игру? – интересуется Мориарти, намеренно с вопросительной интонацией, хотя оба знают, что это не вопрос. Мориарти не спрашивает разрешения для вступления в игру. Он вступает. Вступает тогда, когда считает нужным, тогда, когда ему это выгодно, вне зависимости от оппонента. У него свои правила и, несомненно, Шерлока должно было это злить. Злить то, что он не может отказаться от игры, иначе он проиграл, а Холмс не мог проиграть кому-то, кому-то, кто зовет себя злодеем-консультантом. Джеймс знал это и намеренно пользовался, почти открыто, лишь из вежливости соблюдая правила. Мориарти действительно играл по правилам. По своим. И он не скрывал этого.
- Что общего между королем, флешкой и автоматом. Если придумаешь больше вариантов, чем я, получишь приз.

Ради такого подарка стоит играть, тебе ведь так дороги твои зверушки.

+1

6

Чтобы взломать охраняемую тюрьму, обычному человеку не хватит и десятилетий нахождения внутри. Для Мориарти время длилось иначе. Словно в космосе оно ускорялось и замедлялось вопреки всем законам, и чем ближе Джеймс продвигался к цели, тем быстрее оная осуществлялась. Ему достаточно и месяца, чтобы понять слабые точки системы и надавить на них одним пальцем. Или расчесать огромную болячку тонким прутиком своей цепи.

Шерлок слабо улыбался, восторгаясь безмолвно движением мысли Мориарти, пока тот не закончил читать стихотворение. Ирландский акцент придавал смыслу лёгкий запах победы, отчего брови Шерлока сошлись у переносицы. Несмотря на власть и связи, Джеймс не сможет обойти правосудие. Или...
Следующий вопрос стоящего за стеной прервал размышления Холмса, заставив слабо кивнуть. Вербальное согласие не требовалось: оба знали, что от предложения поиграть ни один из них не откажется. Так или иначе, им осталось терпеть друг друга не больше полутора часов. Можно успеть насладиться то взаимное понимание и возненавидеть его.

Король, флешка и автомат. Царица наук не зря невидимой паутиной оплела весь мир, её законы неоспоримо переплетаются, гнут мир под себя. Оглянись и узри величие цифр, скажет кто-то. Звучит как Библия. Математика - это религия всего естества. На ней пересекаются целые мили, ярды, километры. На ней построены страны и разрушены города. Шерлок невольно кивает в такт своим мыслям.
Шесть различных комбинаций. От перемены мест слагаемых ответ не изменится, так говорит основополагающая аксиома. Флешка, автомат, король. Автомат, король, флешка.
Место не играет роли.
SEARCH... LOADING...
То общее, что может объединять три слова, кажется Шерлоку чем-то невозможным. Перед ним открывается том английских слов и вычёркивается всё, что не связано с перечисленным. Остаётся всего ничего: лишь несколько сотен слов, - но и этого слишком много.

Хоть рука у тирана всего лишь одна,
Но владеет он силой такой,
Что сметает народы, крушит племена
Раскаленной железной рукой.


Читает Шерлок про себя.
- Сила, власть, - на выдохе ответ кажется не таким чётким, как в голове, и словно стоит под знаком вопроса. Это что, неуверенность? Шерлок поджимает губы, осознавая свою поспешность. Это ведь не просто игра, верно? Развлечение держит под собой что-то достойное детектива и короля преступного мира. "Короля!"

- Информация, - следующее слово звучит тихо, и Шерлок не может не зажмурить глаза. С каждым ответом он выдает по крупице свой проигрыш. Досада.
Майкрофт растягивается в улыбке. Он сидит за крепким дубовым столом, облокотившись, и разглядывает маленького глупого Шерлока. "Всё намного проще, братец", - голос медленный, тягучий, раздражающий. Пришлось открыть глаза, чтобы прогнать прочь этот образ.

- Опасность, - Шерлок безотрывно смотрит в стену и видит, в самом деле, как смеётся над ним Мориарти, закатывает глаза от разочарования. Кадык нервно дёрнулся от ощущения надвигающегося тумана. Ан нет, это просто шаги надсмотрщика, который прошёл мимо.
Король преступного мира. Шерлок помнит эту первую встречу с Мориарти. Большая игра закончилась ничьёй.

ATTENTION! ATTENTION! ATTENTION!
Если бы можно было визуализировать то, что происходит в голове гениального детектива, то представление походило бы на иллюстрацию к детским книгам по анатомии. Тысяча маленьких человечков перебирают в голове бумажки, открывают архивы, сжигают мусор. Сейчас мини-Шерлоки носились по всему Лондону, стараясь разгадать очередную загадку.

Автоматы, пистолет, планы Брюса Партингтона, флешка, Мориарти.

- Джон?
- Такого ты не ждал, верно?

Красные точки, снайперы.

- Я не могу оставить вас в живых.
Нереально.

Бассейн.
Шерлок вытянул губы в немом удивлении. Как же он сразу не догадался. Идиот! Вот оно - общее. То, что связывает короля, флешку и автомат. Вот оно!
"Мой маленький брат. Глупый маленький Шерлок. Всё же было очевидно", - Шерлок быстро отмахивается от назойливого Майкрофта и его выразительно унижающей улыбки.

- Бассейн, - громко и чётко, как нужно, звучит голос детектива в момент озарения. Шерлок уверен в своём ответе на этот раз. - Ты называешь себя королём, королём преступного мира. Наша встреча в бассейне могла закончиться передачей флешки с важной государственной информацией, но началась со снайперов на балконе.

Если и есть возможность отклонения от верного ответа, то она мизерная. Шерлок складывает ладони, коснувшись губами кончиков пальцев, спускается ниже к подбородку. "Он не любит пачкать руки, - думается ему, - у него не так много людей, чтобы доверить свои секреты".

- Какова цель игры? Почему ты указал именно на них? - не хватает кусочков пазла, чтобы подобрать нужные краски и раскрасить картину. Поспешные выводы могут привести к излишним проблемам, а с Мориарти стоит быть аккуратнее.
Всегда.

Отредактировано Sherlock Holmes (29th Apr 2017 01:41)

+1

7

Two roads diverged in a yellow wood,
And sorry I could not travel both
And be one traveler, long I stood
And looked down one as far as I could
To where it bent in the undergrowth. [1]


- Ты проигра-а-а-а-л, - протягивает Джим и слегка приподымает уголки губ. Ну как можно было так глупо поиграть. Ах да! Это же Шерлок Холмс! Он не может по-простому, не может играть как все! Что же, пожалуй, именно поэтому Мориарти и давал ему ребусы, «по-простому» их решить не получится, но Холмс же решал. Решал по-разному, решал за разное время, но, все-таки догадывался и находил правильный ответ почти всегда.
- Ну почему ты никогда не слушаешь правила! – Мориарти вскидывает руками вверх и огорченно роняет их, от чего в камере раздается неизбежный хлопок. Джеймс печально опускает глаза и проводит ладонью ото лба к подбородку. – Все же так просто! Это была действительно всего лишь игра!
Сейчас мужчина позволяет себе паясничать, играть с интонацией голоса и выражением своего лица. О, конечно, Шерлок не может разглядеть всю эту прекрасную мимику через стенку, но определить ее он сможет без труда. В конечном итоге визуальное отображение эмоций лишь одна из составляющих звуковой информации. Учитывая всю гениальность детектива, ему будет не сложно сопоставить одно с одним и визуализировать, если он захочет, разумеется, в чем Джеймс не сомневался. А как иначе, разве может что-то утаиться от Шерлока, даже такая совершенно не нужная мелочь? Ох, едва ли.
- Вспомни, что я говорил. Ты проигра-а-а-л потому, что снова ищешь то, чего нет.– Мориарти почти не блефует. Обсуждать бассейн и снайперов он намеревался позже, а сейчас он просто хотел немного поболтать и показать Шерлоку его же слабые места. Как же их много, оказывается!

I shall be telling this with a sigh
Somewhere ages and ages hence:
Two roads diverged in a wood, and I—
I took the one less traveled by,
And that has made all the difference.[2]


- Мой ход. Так вот, что может быть общим: первое, все это связано со мной. Второе, все это можно поджечь. Третье, все эти предметы осязаемы. Четвертое, любой этот предмет можно увидеть в живую. Пятое, время сгорания этих предметов одинаковое, ну, если не брать в расчет размер тел, разумеется. Шестое, координаты. Седьмое, цвет, точнее оттенки. Восьмое,… мне продолжать? Думаю, достаточно.
«Если придумаешь больше вариантов, чем я, получишь приз», - мысленно повторяет Джеймс свои же слова. Все, что требовалось от Шерлока это включить свою фантазию и попытаться не искать подвоха. О, как обидно, что он не справился с этим. Впрочем, его попытки разгадать причину, почему Наполеон преступного мира выбрал именно эти три предмета, были весьма забавными и в итоге, он даже нашел ответ, но вот ход его мыслей...
Да, Холмс, лучше бы ты молчал.

«Сила», - говорил Шерлок, и Джим лишь усмехался, как можно было подумать, что ОН, задаст такую легкую загадку?
«Информация», - снова Шерлок пытался найти хоть что-то связывающее, хотя и понимал, что это совсем не тот ответ, который требуется. Джим лишь жмурился и улыбался, ожидая, сколько времени понадобиться, чтобы дойти до истины. В конечном итоге, это ведь всего лишь игра.
«Опасность», - Мориарти возвел глаза к потолку, выдавая смешок, на этот раз его даже было слышно. Как глупо, Шерлок, как глупо. Думай, ты же можешь.
Мориарти не произнес ни слова, до тех пор, пока детектив не выдал «бассейн», а после, лишь сообщил, что тот проиграл.  Эта томительная пауза после брошенной о проигрыше фразе, конечно Холмс хотел знать, почему, он не смог выиграть, но именно поэтому Мориарти и не спешил со своим ответом.  После того, как он сам напомнил ему правила и на ходу озвучил какие-то непонятные сходства короля, флешки и автомата, которые, разумеется, можно было оспорить, он замолчал.
Джим подошел к кровати, хотя называть ее таким словом, язык не поворачивался, это даже не раскладушка, и сел, прислоняясь спиной к стене, разглядывая потолок. Сейчас его не слишком волновало, что происходило в голове Шерлока, а отвечать на вопрос, почему, он выбрал эти три предмета не хотелось.
- Я выиграл, - наконец Джим снова заговорил, кажется, молчал он чуть дольше, чем того требовала ситуация, - но это не имеет никакого значения. Какая разница, кто из нас одержит победу, главное, как идет игра.
Мориарти хмурится, едва ли детектив ожидал получить такой ответ. Это слишком противоречило самой сущности криминального гения, но, тем не менее, Джима действительно интересовал интересный сюжет, в таком случае концовка спектакля просто не может быть плохой. Это просто нереально!
- Хочешь знать, почему бассейн? Это так просто, я дам тебе подсказку. Помимо нас с тобой и снайперов, там был твой дорогой песик, со взрывчаткой, надеюсь, он не слишком жаловался на плохое обращение?
Ответа Джим не требует, очевидно, что вопрос риторический. Мужчина нервно сжимает и разжимает пальцы, радуясь тому, что из-за непроницаемой стены Шерлок не может ничего разглядеть, значит, можно было позволить себе такую слабость.
- Твой Джонни очень понравился этим ребятам и сейчас они держат его под мушкой. – Джим делает небольшую паузу. Он не пытался угрожать, хотя со стороны все могло казаться именно так. В конечном итоге детектив еще не знает, что эти снайперы не его люди. – Не только Джона, Шерлок. Ватсон не единственный, кто находится под их мушкой.
Говорить о том, что за Шерлоком тоже наблюдают, Мориарти не спешит. К тому же это итак слишком очевидно. А вот то, что самому Джиму нужна помощь Холмса, еще рано. Больше Джеймс не говорит, позволяя собеседнику подумать над его словами, найти в них подтекст и спросить, зачем Мориарти рассказывает это. Король преступного мира почти не сомневается в том, что детектив озвучит этот вопрос, если только его рассуждения не приведут к тому, что он  сам же и ответит на него. В этом Мориарти сомневался, несмотря на то, что вел диалог с гением. Должна же сохраняться хоть какая-то конфиденциальность.
Мужчина переводит взгляд на стену и рассматривает выложенный покрашенный кирпич, стараясь определить, в какой части камеры сейчас находится Шерлок и о чем сейчас думает. Было бы интересно узнать больше о том, как Холмс хранит информацию в свое голове и как он ей пользуется. Джим прислоняется макушкой к стене, и представляет, что мозг – это процессор, информация в нем, как глобальная сеть или паутина. Она связана через каналы,  а скорость обработки запроса в разы превышает обычный запрос по средствам гаджетов. Мориарти прислушивается, но никаких звуков вокруг нет, не считая голосов за окном, голосов откуда-то из коридора. Сосед по несчастью пока молчит. Мориарти почему-то представляется, что Шерлок бродит сейчас в чертогах своего разума, хотя физически находится за стеной, вполне возможно точно также сидя на кровати и думая о том, какой на этот раз коварный план придумал Мориарти. А ведь план в голове преступного гения уже был сформирован, оставалось всего-навсего озвучить его и сделать так, чтобы Холмс принял в нем участие.


[1] - The Road not Taken - Robert Frost перевод:
В осеннем лесу, на развилке дорог,
Стоял я, задумавшись, у поворота;
Пути было два, и мир был широк,
Однако я раздвоиться не мог,
И надо было решаться на что-то.
[2] - The Road not Taken - Robert Frost перевод:
Еще я вспомню когда-нибудь
Далекое это утро лесное:
Ведь был и другой предо мною путь,
Но я решил направо свернуть –
И это решило все остальное.

+1


Вы здесь » Sherlock Holmes. 2 Shot » ► Private ◄ » Prison - is a lack of space and the excess time.