► THE PRESENT ◄

[22.03.2011] Silence propagates itself - Eurus Holmes
[04.03.2011] Comrade Captain, what else can I say? - Bill Wiggins
[08.03.2011] Tell me the function of these relics - Elizabeth Miller
[13.03.2011] She is not the first to want my death - James Moriarty
[16.04.2011] Canary - Sherlock Holmes
[21.04.2011] Sometimes just one second - Martha L. Hudson

► PRIVATE ◄

[20.01.2011] Give me drugs - Sherlock Holmes
[30.01.2011] Не простая задача - Sherlock Holmes
[10.03.2011] Hey, I just met you - Mary Morstan
[12.04.2011] Prison - is a lack of space and the excess time. - Sherlock Holmes
[17.05.2011]Welcome to the masquerade - Oliver Morgan
[17.06.2011] Would you like to… - Sherlock Holmes
[24.06.2011] Memento mori - Martha L. Hudson
[21.10.2011] Розенкранц и Гильденстерн почти мертвы - Ronnie Miller

► PAST ◄

[12.10.1999] Добро пожаловать в семью! - Elizabeth Miller
[18.01.2009] Not so easy to become a detective - Ronnie Miller
[10.05.2009]It's such a secret place, the Barts - Sherlock Holmes
[30.07.2009] Love is just a game - Oliver Morgan
[xx.xx.xxxx] Детские шалости - Charlie Miller
[27.03.2010] not beauty will save the world - Carolina Malory
[29.03.2010] Death does not wait - Molly Hooper
[29.11.2011] Ночь в театре - Oliver Morgan

► Alternative ◄

[31.01.2011] See my insanity - Sebatian Moran
[25.12.2011] Mayday, Mayday, Mayday - Deneuve Whelan

[19.01.2012] Сказка ложь, да в ней намек. - Oliver Morgan

[06.01.2015] Hat sich in deinen Kopf gepflanztg - Sherlock Holmes

[xx.xx.2015] The only life worth living - Mary Morstan



Вниз

Sherlock Holmes. 2 Shot

Объявление

JAMES MORIARTY
STANLEY HOKINS
SHERLOCK HOLMES
Мориарти меняется, и от взгляда Розамунд это не ускользает. Тот делает шаг к ней, и ей только и остается, что поднять пистолет снова. И раз она до сих пор дышит, значит, подобный жест был ей разрешен. Она не может сделать ничего другого. Ведь если она отступит, это означает, что она если и не боится, то точно готова пойти на уступки, что в корне неверно. Стрелять тоже было глупо, даже в воздух – это может стоить ей жизни. Был вариант остаться на месте и продолжать бездействие, но перед ней был не какой-то беззащитный наркоман с улицы, а гениальный преступник. Он тоже мог быть напичкан разного рода оружием с головы до пят, и невооруженным взглядом это бы не было замечено – Марлоу это знает, как никто другой. Так что ей нужно держать Мориарти на расстоянии, и лучший способ сделать это – вновь наставить на него пистолет.
(Продолжение)
RICHARD Z. WETTINER
Janine Hawkins
MAGNUSSEN
MYCROFT HOLMES

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock Holmes. 2 Shot » ► Private ◄ » Welcome to the masquerade


Welcome to the masquerade

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Welcome to the masquerade
http://s013.radikal.ru/i323/1705/1e/0f93e92dbab4.png

Участники:
Oliver Morgan, James Moriarty

Время и дата:
17.05.2011 Поздний вечер



Какая разница, чем занят Оливер, если Джеймсу срочно понадобилось увидеться с ним?
Новое предложение, старые правила. Назови стоимость - получи задание.
В этот раз придется проявить креативность. Почувствуй себя режиссером, приятель. Твоя фантазия пригодится тебе сегодня.

Welcome to the grand ball
Where the strong run for cover
And the weak stand tall ©

+1

2

Сегодня будет вечер тайн и откровений,
Принять участие спешите в нашей сказке.
Наш маскарад для всех распахивает двери:
Прошу, веселья, господа, наденьте маски.

Том Митчелл был в бешенстве. Обыкновенно он потирал ладони друг о друга, когда злился, неумело маскируя за этим деловым жестом свою агрессию, пока, наконец, она не вырывалась из него с громким хлопком. Чем дольше он возился, тем сильнее был последующий взрыв. Совсем как бутылка шампанского.
– Ты хочешь сказать мне, что сейчас уедешь по своим делам, кинув меня со всей съёмочной группой?
Оливер мысленно возвёл глаза к небу. Снова та же песенка. О боги, дайте мне терпения справиться с этим. Безумие.
– Прошу прощения. Ты прекрасно знаешь меня. Я никогда бы не поступил так, будь у меня другой выход. Ты не понимаешь, Том…
Хлоп! Ладони сомкнулись.
– Нет, это ты не понимаешь, Оливер! Я вызвонил людей, чтобы они приехали сюда. Некоторые из них освободили весь сегодняшний день ради съёмок. Заплатил аренду до вечера. И ты говоришь мне «прошу прощения»? Чёрт, ты хоть понимаешь, чего мне стоит собрать всю команду в одном месте?
– Том, но ты ведь хотел отснять куски с Бекки сегодня, ничего не поменяется! Ты же понимаешь, что на это всё равно уйдёт весь остаток дня, я бы тебе даже не пригодился больше сегодня…
– Оливер, это работа! И... если с этого пока нет денег и поэтому мой проект для тебя не важен… мог бы и не соглашаться, – Оливер открыл уже рот, чтобы разубедить его, но Том поднял руку и продолжил чуть быстрее, не давая ему вставить ни слова. – Так не делают. Само собой, я отсниму сцены с Бекки. Кроме них, я планировал сделать и твои тоже. И даже если бы мы не успели, мне всё равно нужно переснять вашу общую сцену. Я понимаю, обстоятельства бывают разные. И здесь у нас свободное творчество, а не коммерческая лавочка. Когда мы учились в университете, ты иначе к этому относился. И у меня складывается впечатление, будто ты просто не веришь в нас, считаешь это бесперспективным и…
– Том, я верю в твои идеи! Также как верил во всё это чёртовых пять лет назад. Я единственный остался с тобой с того времени, постоянно бросая все дела, сломя голову бежал к тебе, когда было нужно, даже посреди ночи… в первый и последний раз мне нужно уехать из-за неотложных дел, и если это не служит для тебя аргументом, то я не знаю что тебе сказать. Я ценю то, чем мы здесь занимаемся. И тоже вкладываюсь по полной.
– Ты можешь идти, но, на будущее, так дела не делаются, Оливер.
***
Такси везло Оливера по лондонским улицам и, сквозь призму его дурного настроения, все проскакивающие мимо здания казались ему серыми, сама погода была серой, заволокло весь город чем-то свинцовым. Он позволил себе хлопнуть дверью чуть громче нужного и, дёрнувшись от уличного холода, спешно вошёл в двери высокого здания. Лифт поднял его на верхний этаж.

Прошу веселья, господа, наденьте маски.
– Здравствуй, Джим! Погодка так себе, – усмехнётся Оливер, стараясь выветрить из себя все воспоминания о недавнем разговоре. С этим их свободным творчеством давно пора завязывать, с таким то отношением. Он подумает об этом позже, не сейчас. А лёгкая тень, бродившая по его лицу… неприятная погода и только.
– Ветер сегодня удивительно промозглый, не находишь?
Из окна была хорошо видна улица. Холод стекла спасал от холода за стеклом и, вообразив каково находиться снаружи, можно было почувствовать себя теплее и лучше. Девушка вышла из дома напротив, замешкалась, стала рыться в сумочке и, доставая телефон, случайно выронила бумаги, которые тут же разлетелись на пару метров от неё.
– Спросила бы меня, дал бы ей добрый совет не соваться на улицу. Приятного мало.
И, не смея больше злоупотреблять радушием своего начальника, он замер спиной к окну и весь обратился в слух. Не проронив больше ни слова, Оливер поглядел в лицо Джиму, бессознательно пытаясь определить, сколько приятного будет в их разговоре. Какие поручения предстоит ему выполнить сегодня, в какие дебри заведёт его в дальнейшем эта тёмная игра. Прозрачные тени шевелились над головой актёра, оплетая весь кабинет, выходя далеко за его пределы, проползая по улицам, уводя за границы туманного Лондона. Оливер не видел их. Он лишь чувствовал, что играет с огнём. Слепой азарт. Он знал, что однажды обожжётся.

Отредактировано Oliver Morgan (30th May 2017 22:33)

+1

3

Руки лежали на клавиатуре, но характерных звуков, свидетельствующих о наборе текста, в кабинете не было. Джеймс замер перед экраном, словно пытался разглядеть пиксели, и молчал. В кой-то веке ему требовалось время, чтобы детально продумать план. Абонент на том конце провода все еще набирал сообщение. Слишком долго, неужели нельзя печатать быстрее? Время непростительно тянулось. Закончить со всеми делами Мориарти планировал до приезда Оливера, видать, судьба распорядилась иначе.
Вместо длинного сообщения, которое он ожидал получить, пришел своего рода шифр. Джеймс прищурился и соединил руки пирамидкой перед собой, закусив нижнюю губу. Кроме него это послание не мог расшифровать никто, в этом и была прелесть ключа-кода.
Мужчина перекладывает руку на мышку, открывает соседнюю вкладку и включает Партиту №1. Нужно уметь не только слушать, а еще и слышать. Теперь послание, которое на первый, да и на второй тоже, ничего не значило, начало приобретать совсем другие оттенки. Лишь к концу произведения содержание его стало в полной мере доступным для осознания.

25 ДЕКАБРЯ.
S-76.
ПОЛДЕНЬ

Три слова, которые заставили Джеймса сощуриться и перевести взгляд на наручные часы (привычка использовать их была сильнее, несмотря на открытый ноутбук со временем и рядом лежащий телефон).
Нужно успеть подготовить кулисы. Спектакль обещает быть громким.

Вокруг - живой товар,
В сердцах - мороз, в глазах - пожар
Я выбрал ту, что выше всех,
Мой маневр имел большой успех
В доме сладостных утех.

Она молчит, она не пьет,
Не теребит, не пристает
Она полслушна и умна,
Все умеет, что уметь должна,
Счет оплачен мой сполна...

В кабинете Мориарти просидел несколько часов, если быть точным – проработал. За прошедшее время он и не сразу заметил, что погода на улице значительно ухудшилась. Подойдя к окну, с которого отлично видно улицу, он оценивающее посмотрел на  Лондон, словно весь этот город принадлежал ему, впрочем, может, все именно так и было, после чего заметил, как к зданию подъезжает машина. Учитывая высоту, на которой он находился, сложно было точно определить, к нему приехали или нет. Машина такая же, но номера не видно. Когда с заднего сиденья вышел человек, Мориарти непроизвольно кивнул головой, подтверждая свои мысли – к нему, и отправился обратно на рабочее место. Разговор обещал быть долгим.
Пока Оливер поднимался на нужный этаж, Джеймс успел пройтись по основному каталогу фильмов и сериалов, отмечая  образы персонажей, которые он мог бы использовать. То, как именно будет проходить встреча, уже было понятно. Еще когда-то давно Мориарти объяснил правила, которые не могут быть нарушены Морганом, если тот хочет продолжать работать, разумеется.
«Прежде, чем я дам тебе задание, ты сам называешь цену. Любую.  Деньги, предмет, вещь, желание. То, что ты хочешь. Если стоимость меня устраивает, я раскрываю детали».
С задумчивым видом мужчина промотал вкладку с GLEE, которую он смотрел когда-то, будучи милым Джимом айтишником. Этот образ ему даже не пришлось придумывать, та игра была его собственной инициативой без вмешательства Оливера, сейчас же мужчина рассчитывал на его помощь. Прежде, чем актер зашел в кабинет, Джеймс успел подумать о том, что ему хотелось бы увидеть реакцию Молли, когда та узнала, что он не тот безобидный Джим, которого она знала. Знала ли?
- Здравствуй, Оливер. – Отвечает Мориарти, прикрывая крышку ноутбука, чтобы лучше видеть своего посетителя.

Сотни чужих крыш
Что ты там искал, парень?
Ты так давно спишь
Слишком давно для твари.

Может пора вниз,
Там где ты дышишь телом?
Брось свой пустой лист,
Твари не ходят в белом.

Джим слегка улыбнулся, на фразу о погоде. О том, что ветер ему не слишком нравится он уже успел поразмышлять.
- Полагаю, ты тоже не горел сильным желанием ехать сюда? - Интересуется Джеймс скорее из вежливости. С Морганом он создавал иллюзию скорее дружеских отношений, не без доли рабочих разумеется. В конечном итоге, Оливер не мог знать о нем того, что, к примеру, знал Себастьян. Те задания, которые он получал, пусть иногда и были странные, некоторые опасными, но, все же, по большей мере, по итогу их исполнения в отчете не звучало: "лужица крови заполнила всю комнату" или "мозги оказались на стене". О, нет, Джеймс не отличался брезгливостью в этом плане. Порой его даже интересовали детальные подробности убийства, которое он организовал. Или не он. Какая, впрочем, разница, если результат уже есть? С Оливером же разговоры были скорее на театральную тему. Моргану часто доставалась роль режиссера или сценариста, несомненно с поправками, которые вносил Джим, или же ему предстояло исполнять свои прямые профессиональные обязанности - играть. В этот раз Морган сорвал куш.

Собеседник замер рядом с окном, у которого не так давно стоял Джеймс, ожидая приказа. Мориарти коротко кивнул на стул напротив, в молчаливом приглашении присесть. Улыбка на лице спала. Ровно до момента, пока Оливер не назначит цену и не согласие на выполнение дела, Джеймс будет соблюдать исключительно рабочую атмосферу.
На ноутбуке раздался очередной сигнал, свидетельствующий о СМС на имя некоторого мистера «М.». Именно под таким ником криминальный консультант общался со своими потенциальным клиентами. Джеймс позволил себе прочесть сообщение прежде, чем начать "игру", попутно сообщая, что в мини-холодильнике, в тумбочке, стоит коньяк, которым можно угоститься при желании. Когда с текстом было покончено, мужчина, наконец обратился у своему собеседнику:
- Итак, какую стоимость ты назовешь в этот раз?
Излишне наигранные эмоции, которые так качественно вписывались в образ, в этот раз были не реализованы. Мимика осталась живой, вернее - ее словно и не было вовсе. Джеймс спокойно смотрел, ожидая ответа,  зная, что в любом случае Оливер не откажется, не смотря на то, что может.
«Ты можешь отказаться после того, как я озвучу тебе детали, но после этого, ты не получишь от меня больше ни одного задания. Игра идет до тех пор, пока мы играем по правилам. Все честно».

+1

4

Боюсь я за одно, в одном лишь мой протест:
Ars longa, vita brevis est*.

Лондон, продуваемый всеми северными ветрами, пронизанный свинцовыми водами Темзы, скрывал в себе немало тёмных секретов. Одной из его тайн был человек в этой комнате. Джеймс Мориарти. Зло порой принимает причудливые формы, скрывая свою настоящую сущность, маскируется под веселье, азарт, безрассудную шутку. И, отбросив все те грязные, пошлые убийства, совершённые от отчаяния, спровоцированные человеческим невежеством или, самое банальное, бедностью и пьянством, приглядимся к тому, что мы имеем в остатке. Преступления чёткие и опрятные, как секунду назад заточенный нож, на такие решаются задолго до самого преступного акта, долго обдумывают детали, взвешивают риски, просчитывают запасные варианты. В таких случаях перед нами всплывает силуэт не просто убийцы, а охотника. Самое важное здесь маскировка и терпение: нужно подобраться к добыче как можно ближе, чтобы выстрел попал в цель.
Джим был охотником, он расставлял капканы так умело, что ему самому не было необходимости вступать в бой. Кроме исключительных случаев, когда добыча была слишком ценной, чтобы оставлять ей хоть малейший шанс спастись. Впрочем, кто может знать, какие именно размышления толкали этого умнейшего человека брать оружие в свои руки?
Вы не хотите мне внимать?
Не стану, дети, спорить с вами.
Чёрт стар, и чтоб его понять
Должны состариться вы сами.

Можно ли со стопроцентной точностью угадать мотивы человека такого ума, не обладая интеллектом или опытом, подобным тому, которым владел он? Быть может, Джеймсу Мориарти порой просто становилось скучно.
Оливер видел всё это, словно через мутное стекло. Улавливая суть происходящего в целом, он не мог рассмотреть пугающих деталей: так расплывается картинка из сна при первой же попытке её конкретизировать.
Выполняя определённую работу, хочется знать, к чему приводят твои труды. Однако на всё воля режиссёра, а по-настоящему это всегда была привилегия Джима. Здесь, как и в театре, Оливеру отводилась роль исполнителя, и никто не собирался просвещать его, какое место он занимает в этой постановке. Существенное отличие от театра также имелось: Оливер не знал заранее, что за роль предложит ему Джим.
Прежде, чем я дам тебе задание, ты сам называешь цену.
Таков был неписаный уговор, заключённый при первой встрече. Нарушишь правило – выходишь из игры. Эта маленькая деталь придавала происходящему жутковатое сходство с рулеткой. Только здесь он всегда мог отказаться от ставки и уйти, не задолжав состояние этому странному казино.

Джим по обыкновению начал разговор с Оливером, будто со старым приятелем.
Погода? Погода – дрянь.
Ты ведь, Оливер, наверняка не хотел сюда ехать.

Словно у Оливера был выбор. Здесь на погоду смотреть не приходится: либо ты приезжаешь и делаешь всё, что скажут, либо лишаешься этой работы.
Приглашение присесть.
В холодильнике стоит коньяк.
Он может достать его, если захочет.

Теперь они перешли на деловой тон. От алкоголя Оливер отказался, послушно заняв место напротив Джима, он молча ждал, когда тот закончит свои дела.
Джеймс перевёл взгляд с экрана монитора на своего собеседника.
– Итак, какую стоимость ты назовёшь в этот раз?
Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами всё дадут!
Джеймс сам предложил правила игры, назвав тогда цену за услугу «любой».
Деньги, предмет, вещь, желание. То, что ты хочешь. Если стоимость меня устраивает, я раскрываю детали.
В данный момент, исключая желание выкурить парочку сигарет, Оливер хотел только одного. Ему надоело скитаться по квартирам и арендованным залам, снимая на коленке «великое кино» с друзьями прошлого, которые на поверку оказались и не друзьями вовсе. Оливеру захотелось настоящего кино, пускай это также будет короткий метр, большего ему и не надо. Он прекрасно понимал, что достанься ему хорошая роль, от съёмок с Томом придётся отказаться. Совесть тихонько говорила, что он совершает подлость, но ему не давало покоя желание стать частью чего-то большего, чем любительские съёмки и проходные роли в сериалах.
Говорите! И теперь уж говорите без стеснения: ибо предложил я.
– Я хочу попасть на кастинг в короткометражку Майкла Леннокса. Мне всё равно, возьмёт ли он меня. Я хочу, чтобы мне устроили пробы у него.
Никогда он не имел привычки вести себя так нагло. Короткометражка с рабочим названием «На отшибе», роли в которой, как он слышал, уже были распределены. Кандидат на одну из ролей не устраивал Леннокса и сейчас, по своим каналам, он подыскивал другие варианты актёра на эту роль. Оливер не имел ни малейших связей, который могли бы свести его с этим режиссёром. Джим, далёкий от мира актёрских проб и кастинг-агентов, очевидно, тоже не мог знать нужных людей. И всё же что-то подсказывало Оливеру, что его поддельный приятель без труда провернёт это дело. Что он знал о своём сегодняшнем собеседнике? Оливер умел наблюдать, обладал способностью слышать и слушать, делать выводы. Джеймс Мориарти – человек-пазл, который Оливер не хотел собирать.
Оставалось дождаться ответа и, если повезёт, выслушать подробности дела. Майкл Леннокс – человек достаточно известный и уважаемый в узких кругах, обычный кастинг-агент не сможет организовать с ним встречи. Оливер сделал ставку. Всё зависело от того, что поставил на кон Мориарти. Кого выслеживал этот человек сейчас – утку, антилопу или тигра?

Примечание

*Искусство вечно, жизнь коротка.

Отредактировано Oliver Morgan (27th Jun 2017 05:26)

+1

5

Был бы я бароном, жил бы я в замке 
Я б каждый день охотился в лесу на кабана 
Любил свою кобылу, собаку и служанку 
А в замке бы ждала меня красавица жена (с)

Говорят, что люди сами выбирают себе профессию и занимаются тем, чем должны заниматься или жалуются на работу, потому что когда-то не пошли по нужной дороге, свернули с пути, потеряли направление. А если судьбой уже все предрешено? Иногда Мориарти думал о том, возможно ли изменить будущее. Тогда он сидел с бокалом старого виски, не слишком плотно сжимая стекло, крутил его в руке и устремлял взгляд куда-то в потолок. Джим делал так лишь тогда, когда был уверен, что никто не сможет потревожить его. Такое его состояние больше всего походило на умиротворение.  В случае с Мориарти это действительно можно было назвать умиротворением. Собственные мысли всегда настигают нас в определенный момент, нельзя вечно от них скрываться.
Если судьба действительно существует, то с Оливером она сыграла злую шутку, иначе как объяснить то, что он стал работать на Джеймса? Мужчина смотрел на него исподлобья. На него. Сквозь него. Разве есть какая-то разница? Вряд ли. К нынешнему моменту Джим уже чувствовал, что мысли тихо крадутся за ним по пятам, увлекая не в слишком привлекательные рассуждения о том, как могла бы сложиться его жизнь не стань он на криминальную тропинку. О нет, Мориарти не жалел о том, что он сделал и не жалел тех, с кем ему еще предстояло «работать», вернее … «над кем». Чувство сострадания к погибшим тем или иным способом отсутствовало напрочь. Люди умирали и будут умирать, какой смысл плакать за них. Занимаясь составлением плана убийства, Джеймс иногда думал, как умрет сам. Было бы нелепо погибнуть по случайности или в собственной квартире. Свои похороны Мориарти организовал бы себе как спектакль. Он сам бы стал режиссером, сам бы подбирал костюм, сам бы собрал зрителей и сам бы исполнил главную роль. В этом деле Оливер бы вряд ли ему помог, некоторые сюжеты должны выйти в свет лишь посмертно, только тогда они будут иметь какую-то ценность. И, если для создания спектакля «Поход в Загробный мир» помощь Оливера будет не нужна, то в настоящем советы Оливера и его содействия окажутся очень даже кстати.

Давай вечером с тобой встретимся,
Будем опиум курить-рить-рить.
Давай вечером с тобой встретимся
По-китайски говорить. (с)

Игра стара как мир. Джим уже не помнил, сколько раз они играли в нее с Оливером, но оба всегда оставались довольный этой песней. Кроме них про нее не знал никто. Просто незачем. К каждому человеку, с которым Мориарти сотрудничал, был нужен свой подход. Это предложение -бери что хочешь- Джеймс сказал лишь со скуки. Скука толкает на разные поступки, некоторые стены палят, некоторые с парашюта прыгают, Джим же предпочитал развлекаться психологически. Ему нравилось наблюдать за тем, как меняется Оливер и за тем, как тот меняет свои убеждения. Пожалуй, Мориарти было интересно знать, насколько далеко готов зайти мужчина, сидящий напротив него ради собственной выгоды и амбиций. Раньше Морган просил деньги, сейчас он просит роль. Что же, организовать это было проще простого, обстоятельства складывались наилучшим для Моргана образом.
- Ну, спасибо, что не в Поттере сняться захотел. Думаю зрители бы не поняли смену актеров, - полуулыбнулся Мориарти. Джим никогда не был далек от мира искусства. С его то манией на смену личностей, за некоторыми нуждами, ему впору было самому идти в актеры. К своему счастью его пронесло. Хотя… «Брук же читает сказки…, весьма близкие понятия».
Ему понравился тон, которым говорил Оливер. Морган был в себе уверен и точно знал, что хотел. Такая плата за услугу была ниже, чем думал мужчина. Пока пальцы перебирали список контактов в поиске номера Леннокса, Джим не молчал, а рассуждал, в своей привычной манере:
- Ты быстро соглашаешься в этот раз. Похвально, но дай-ка подумать. Ты ведь не сможешь играть и в «На отшибе» и на съемках, откуда сейчас вернулся, - Джеймс удивленно поднял обе брови и посмотрел на Оливера. Психологический аспект поведения Моргана его интересовал не слишком сильно, влиять на него он не собирался. Только наблюдение и никакого вмешательства. Пока.
- Нет-нет-нет, не беспокойся о том, что я и так и не назвал твою часть работы. Уверен, тебе понравится. В этот раз не будет никаких чрезвычайных ситуаций. – Перед глазами всплыл образ Эвр и мужчина поспешно отвел взгляд, не став договаривать возникшее в голове слово – «наверное».
Джеймс поднес телефон к уху, а правую руку к губам оставив ее в жесте «тссс, не говори». Поняв, что он немного переиграл, мужчина на манер себе закатил глаза. За это время как раз ушли гудки и вместо них раздался голос на другом конце телефона.
- У меня для вас клиент, - вместо приветствия произнес Мориарти. - Ждите гостей.
Еще пара коротких фраз, сопровождаемая предельно внимательным взглядом Оливера, и разговор закончился. Джим закусил внутреннюю часть губы, думая о том, стоит ли рассказывать Моргану о том, откуда в записной оказался его номер. Тряхнув головой Джеймс принял для себя единственное правильное решение – нет.
- Поехали покатаемся, - предложил он с прежним выражением лица. О том, что желанные пробы состоятся уже сегодня, Джим решил умолчать. Было бы интересно посмотреть на экспромт. Работая на Мориарти, Оливер был просто обязан уметь импровизировать.
- Заодно расскажешь мне, почему ты просишь пробы, а не роль. Мог бы просто сказать: хочу играть его. – Джим неопределенно пожал плечами и указал пальцем куда-то в воздух, словно перед им лежал сценарий со списком ролей, а после поднялся из-за стола и взял с собой ноутбук. Его жест как бы говорил о том, что отвечать прямо сейчас не нужно.
Когда дверь за Мориарти захлопнулась, мужчина удовлетворенно прикрыл глаза. Работа за компьютером все же утомляла.
Итак, действие первое: поход в театр.
Всё, что было - не было, всё в огне сгорит
Пламя рыжей птицею к небу полетит
Имя моё прежнее здесь забудут пусть
Долог путь в Бессмертие. Я ещё вернусь…(с)

+1

6

Тигр, Тигр, жгучий страх,
       Ты горишь в ночных лесах.
               Чей бессмертный взор, любя,
                      Создал страшного тебя?

Джеймс исподлобья смотрит на своего собеседника, – этот цепкий недолгий взгляд, как будто он видит тебя насквозь, – и тут же появляется лёгкая дымка на его глазах. Джеймс задумывается, взгляд становится расфокусированным, рассеивается, давая Оливеру почувствовать себя чуть более комфортно в этом подчёркнуто деловом кабинете. Офисное здание, обстановка под стать деловому центру, и ловкий трюк с коньяком, услужливо предлагающим всем посетителям чувствовать себя как дома, не создавал дружеской атмосферы. Напротив, такие детали подчёркивали серьёзность деловых встреч, происходивших в этом кабинете. И вот он тоже оказался здесь, Оливер Морган, совершенно не серьёзный и не деловой, ничего общего не имеющий со всем этим миром. Меньше всего он хотел бы стать частью мира высоких зданий с просторными широкими окнами, приветливо предлагающими любому работнику шагнуть через них, когда рутина в край осточертеет.
– Спасибо, что не в Поттере сняться захотел. Думаю, зрители бы не поняли смену актёров.
Джеймс слегка улыбается, Оливер и сам засмеялся, представив, как нелепо выглядел бы в чёрной мантии, внезапно заменив одного из главных героев посреди серии фильмов – так карикатурно выглядят фото какой-нибудь девочки-подростка, приклеенные рядом с лицом кумира, любовно вырезанным из журнала.
– Да, эту возможность я уже упустил, – усмехнулся Оливер, сокрушенно покачав головой.
Джеймс берёт телефон, который всегда оказывается под рукой, так кстати, будто такого ответа он и ожидал, – эта его полуулыбка и вечно шутливый тон – интонация, которая, по сути, ничего не выражала, – так разговаривают в барах подвыпившие незнакомцы, волей судьбы оказавшиеся друзьями на один вечер. Волей случая, судьбы, всевышнего… устоявшийся оборот, только есть ли у судьбы воля? Бог играет в кости. Кубики брошены, рулетка закрутилась, раскрыты карты, по Мориарти невозможно было понять, ожидал он подобной цены за услугу или нет. Так или иначе, Джим доволен условиями, а значит, Оливер сыграл ва-банк и победил.
– Ты быстро соглашаешься в этот раз. Похвально…
Было кое-что, в чём Оливер пока не до конца мог признаться даже самому себе, поэтому он предпочёл не заметить, как дрогнули уголки его собственных губ, когда Мориарти произнёс последнее слово. Джеймс был им доволен, и это много значило для него. Было в этом странном, опасном человеке, что-то притягивающее, нечто, заставлявшее окружающих дорожить его мнением.
– …но дай-ка подумать. Ты ведь не сможешь играть и в «На отшибе», и на съёмках, откуда сейчас вернулся, – Джеймс удивлённо поднимает брови, вопрос не прозвучал, но был задан и, похоже, требовал ответа.
Оливер медлил, опустив глаза, рассматривая край стола и не видя его. Снова всплывало перед ним лицо Тома, а в голове эхом отдавались его слова: «Когда мы учились в университете, ты иначе к этому относился. И у меня складывается впечатление, будто ты просто не веришь в нас…». Том был прав, Оливер больше не верил в них.
– Съёмки, откуда я сейчас вернулся, себя изжили, – этот факт ему требовалось озвучить не столько для Мориарти, сколько для самого себя. Поставить точку, и прекратить тащить за собой это мёртвое чудовище. В конце концов, он не Виктор Франкенштейн и оживить скончавшуюся идею ему не под силу.
– Так что я свободен для новых проектов, – добавил он с улыбкой, постаравшись сгладить сожаление, может быть, скользнувшее в его голосе до этого.
– Что же я должен буду сделать, сэр? – поинтересовался Оливер, намеренно выделив последнее слово, заставляя фразу звучать фамильярно, несерьёзно. В том ключе, который выбрал для общения сам Джим. Оливер не собирался устраивать здесь беседу по душам, позволив его личным драмам испортить атмосферу. Для поддержки в жизненных кризисах существуют психоаналитики, друзья и крепкий алкоголь.
– Нет-нет-нет, не беспокойся о том, что я так и не назвал твою часть работы. Уверен, тебе понравится. В этот раз не будет никаких чрезвычайных ситуаций.
Затем последовал телефонный звонок, перед которым Джим театрально призвал Оливера к молчанию. Заигрываться Джеймсу случалось не впервой, и Оливер ничуть не удивился этому жесту, понимающе улыбнулся и подумал, что стоило бы использовать всю его манеру вести себя в какой-то роли… скажем, обаятельного негодяя. Настоящего мерзавца, не способного быть искренним ни с кем, эгоистичного, жестокого и амбициозного, вечно играющего свой гнусный спектакль.
Оливер был внимателен, он был готов выслушать, что требуется от него… выслушать, выполнить, но Джим так и не сказал ни слова о сути работы.
– Поехали, покатаемся. Заодно расскажешь мне, почему ты просишь пробы, а не роль. Мог бы просто сказать: хочу играть его.
– Роль, пробы… не всё ли равно? Дайте мне возможность пройти кастинг, и я возьму своё.
Блеф в игре дело привычное, а Оливер всё же был актёром и неплохим, к тому же, уверенность не относится к числу качеств, которые сложно подделать. В сущности, он занимался этим почти постоянно. Сможешь убедить людей, что считаешь себя стоящим специалистом, и они будут думать также. С большинством срабатывает. Кроме того, Оливер и правда считал, что каждый берёт то, чего достоин. Случись ему провалить пробы, это будет значить лишь то, что он ещё недостаточно готов. Пройти пробы и получить роль, которую не сможешь вытянуть, было бы для него большим провалом.
Машина катила по лондонским улицам с поистине английским спокойствием, завернула за угол, потом вильнула направо, ехала по шоссе ещё и ещё, лихо проскочила на последней секунде светофора, подмигнувшего вслед, на каком-то сотом перекрёстке, оставались позади улицы… ещё и ещё. Невольно задумаешься, куда доведёт тебя судьба, до аллеи славы или до могилы?.. До последнего уж точно.

+1

7

И черный кабинет..,
И ждет в стволе патрон..,
Так тихо..что я слышу как идет на глубине....
Вагон метро....
Сплин - И лампа не горит

Из всех подчиненных, которые были у Мориарти, Оливер казался ему самым забавным, что ли. Если Себастьян был обязан исполнять приказ вне зависимости от того, что это будет, то Морган имел полное право отказаться от сделки. Так может стоит рассказать ему о предстоящем задании? Вообще-то с этим можно и повременить. Формальности-формальности-формальности, они жутко утомляли. Вся эта банальщина, рутинная работа заставляла Джим не то злиться, не то «ржаветь». Он почти физически чувствовал, как скрипят детали в его мозгу от недостатка масла - интересных идей -, как плохо крутятся винтики из-за гидроксида железа три – ржавчины. И с этим непременно нужно было что-то сделать. Например, можно было устроить Шерлоку очередную «Большую Игру», заставить детектива бегать по Лондону и разгадывать загадки. Правда, взрывы уже в прошлом, нужно что-то оригинальное, красиво, мощное! Приезд Эвр Холмс в Лондон вполне подойдет в качестве развлечения.
Они садятся в машину, и водитель трогается, отправляясь в путешествие по назначенному адресу. Джим позволяет пропускать себе все слова Оливера мимо ушей, думая о предполагаем сценарии (а может Морган и вовсе молчит).
Главная задача, которая стояла перед Мориарти, это позаботиться о том, чтобы никто не знал, что заключенная из Шерринфорда покинула свою камеру и прибыла в Лондон. Времени у них будет не слишком много, но для того, кто всю жизнь провел в клетке, даже вечность покажется ничем. Джим прислоняется лбом к стеклу, прекрасно понимая, на какой риск он идет. Один промах и у Майкрофта будет всё, чтобы отправить его за решетку и это в лучшем случае. Губы растягиваются в улыбки, именно этого чувства Джиму и не хватало, чувства адреналина! Конечно Морган не может видеть слабый оскал и бешеный взгляд едва заметно отражающейся в дверном стекле. Когда Мориарти оборачивается к Моргану, чтобы поболтать, он улыбается уже почти искренне, не без доли веселья смотря на спутника.
- Знаешь куда мы едем? Думаю, ты ни за что не догадаешься. – Он что, правда думает, что Джим так легко и сразу ответит на вопрос. Но зачем, когда можно тянуть время, наслаждаясь волнением Моргана.
- Ты меня боишься? – Неожиданный вопрос, словно вырывается из контекста. Одна тема сменяет другую, именно так в голове Мориарти все и происходит. Он привык господствовать над хаосом, он привык к многозадачности, привык анализировать сразу несколько направлений. Он рассеяно смотрит на Оливера, словно пытается вспомнить на какой из пяти дорожек, по которой он идет, в конце находится Морган, а не кто-то другой. Когда он мигает взгляд уже становится невероятно ясным и осознанным. Выпадать из реальности надолго – непозволительно.
- Я подумал, что хочу посмотреть на твою игру в живую, так что пробы твои состоятся через, - его взгляд падает на наручные часы, - пятнадцать минут. Уверен, что ты готов к этом, в конечном итоге, настоящий актер должен импровизировать, ты ведь умеешь? – Лицо становится по детски беззаботным, Джим словно и не понимает, что эта роль, которую так хочет получить Оливер, важна для него.
- Не беспокойся, они нас подождут, несмотря на то, что уже поздно и за окном штормит. Ну-ну, я не стал утверждать тебя на эту роль, так что решение о том, будешь ли ты участвовать в этой короткометражке – не мой. А знаешь, что самое интересное?
Джим хлопает глазами, словно ребенок, который собирается рассказать о приключениях, которые ждут его при походе в Диснейленд. Он словно видит все эти карусели и аттракционы, сахарную вату и конфеты. И все это чистой воды ложь. Мориарти не чувствует никакого воодушевления от того, что сейчас ему предстоит посмотреть на пробы. Интерес? Возможно, не более. Хотя мимика и жесты могут сказать об обратном.
- Ты получил пробы за то, что должен будешь помочь мне с организацией спектакля. Ко мне приедет одна гостья и нужно позаботиться о костюме для нее, да и не только. А еще оформить пару документов и купить пару вещей. Ну, про список покупок я расскажу потом, перекину тебе деньги на карточку. – Джим не знал номер карточки Оливера, но ему ничего не стоило узнать его за пару минут, наверное, поэтому Оливер не перебивал его, понимая, что если Мориарти сказал, что он сделает, то он это сделает.
- А еще мне будет нужно пара советов от тебя. Например, как полностью изменить личность на улице, в центре Лондона. Включая внешность и одежду, но все это сейчас не слишком важно, ведь ты волнуешься из-за предстоящего выступления на сцене. Нужно было выпить коньяк. Зря ты от него отказался, тот, кому он предназначался вряд ли узнает о том, что мы его пили. Правда, - Мориарти дергает плечами, - он мы его даже не трогали. Впрочем, в любом случае он бы не знал ничего. – Выдает Джим наполовину бес связанный текст.

+1

8

Высокие здания, тяжело нависавшие над ними в начале, сменились домами поменьше и покрасивее, а машина всё ехала и ехала, уходя с главных улиц на менее оживлённые трассы, мастерски минуя пробки. Небольшие улицы Оливеру нравились, они умели сохранить в себе что-то тихое и родное, глядевшее из каждой двери, квадрата окна или цветка, вписанного внутрь него. Помнится, в детстве он любил разглядывать окна и думать, какая жизнь идёт там, за ними: сколько радости или горя скрывается за этими кружевными занавесками. Может, именно тогда он и сделал свой первый маленький шаг к тому, что теперь позволяло ему называться актёром. В конце концов, что такое театр, кроме как умение заглядывать в чужую замочную скважину.
Джим, похоже, веселился и наслаждался поездкой. Растянувшись в улыбке, он высунул голову из-за спинки переднего сидения.
– Знаешь, куда мы едем? Думаю, ты ни за что не догадаешься.
Брошенный взгляд и молчание, последовавшее за этой фразой, предполагало какой-то ответ.
– И куда же? – лениво поинтересовался Оливер, улыбнувшись и придав своему голосу искренний интерес. На самом деле, ему было всё равно, куда везёт его этот странный приятель, хоть бы даже они направлялись к самим вратам ада. Гораздо больше Оливера интересовали подробности той работы, которую ему предстоит выполнить на этот раз, однако он знал, что спрашивать у Джима что-то сейчас бесполезно. Не зря же он повёз его покататься по городу на дорогой машине, словно наивную девочку. Место, в которое они ехали, наверняка как-то касалось дела, и как только они доберутся куда нужно, Оливер узнает все детали. Так он думал, сидя на заднем сидении, и равнодушно наблюдая, как они пересекают одну улицу за другой, пока Джим одним вопросом не разрушил неестественное безразличие, напавшее на него после недавней перепалки с Томом Митчеллом.
– Ты меня боишься?
Оливер сперва рассмеялся, но, увидев в отражении серьёзное лицо Джима, понял, что ошибся, приняв этот вопрос за шутку. Он помолчал, прикидывая, какой ответ лучше подойдёт к данной ситуации.
– А мне стоило бы? – вслух произнёс Морган, а про себя подумал, что, пожалуй, боится Джима так, как боятся высоты.
– Я подумал, что хочу посмотреть на твою игру вживую, так что пробы состоятся через, – он бросил взгляд на часы, – пятнадцать минут. Уверен, что ты готов к этому, в конце концов, настоящий актёр должен импровизировать, ты ведь умеешь?
Подобный поворот событий в планы Оливера совершенно не входил. Он предпочёл бы отложить знакомство с Майклом Ленноксом на другой день, когда он не был бы таким раздражённым и уставшим, чтобы никакие лишние мысли не отнимали у него шансы на успешные пробы. Кроме того, у Оливера не укладывалось в голове, как Джиму удалось с такой лёгкостью провернуть дело, над которым любому другому пришлось бы попотеть.
– Подожди, ты серьёзно смог так быстро всё устроить?
Оливер даже не пытался скрыть своего удивления.
– Да что ты… чёрт подери, такое? – смеясь, поинтересовался он, глядя на отражение Джима в автомобильном зеркале.
Да, эти пробы пройдут не так, как он планировал – многие вещи вообще редко происходят так, как мы себе представляли. Что ж, главное, у него есть шанс попробовать. А в итоге, будь что будет.
Наконец, Джим заговорил о деталях услуги, которую Морган должен был оказать ему взамен. Он слушал внимательно, стараясь не только не упустить ни одного слова, но и услышать то, что произнесено не было.
– А ещё мне нужно пару советов от тебя. Например, как полностью изменить личность на улице, в центре Лондона.
– Я весь к вашим услугам, – кивнул Оливер, отвесив театральный поклон, насколько это позволяло заднее сидение машины. Замечание по поводу коньяка он оставил без внимания, алкоголь пусть и помогает творческому процессу в отдельных случаях, перед ответственными пробами был бы явно лишним.

Машина выехала в пригород и, перевалив через холм, подкатила к небольшому, но основательному дому, построенному одной из тысячи строительных кампаний, продававших счастье и благополучие по общему шаблону. Похоже, у них хватило наглости завалиться домой к самому Ленноксу. Оливер чувствовал неловкость, словно они вламывались к чужому человеку без приглашения, вместе с тем творческий азарт играл у него в крови, и должно быть, глаза у него блестели, когда он бросал на Джима неуверенный, вопросительный взгляд.
Майкл Леннокс встретил их у порога, открыв дверь ещё до того, как они успели постучать. Должно быть, он услышал звук подъезжавшей машины. У Оливера немного отлегло от сердца – по крайней мере, они были желанными гостями. Ему хотелось узнать, в каких отношениях Джим с этим человеком, что так быстро сумел устроить это дело, поэтому с неподдельным интересом он наблюдал за тем, как тот здоровается с режиссёром.

0

9

Давай вечером с тобой встретимся
                       Будем опиум курить.
Давай вечером с тобой встретимся
                    По-китайски говорить.
           Не прячь музыку, она опиум
             Для никого, только для нас.
           Давай вечером, умрем весело,
                        Поиграем в декаданс.

Джеймс кладет руку на подлокотник, разглядывая мелькающие огни. Зеркало заднего вида он настраивает так, чтобы ему было видно Оливера, а Оливеру было видно его. Водитель, что сидит за рулем дорогой иномарки, вполне способен обойтись только боковыми. А что касается правил дорожного движения в Англии, то… господи штраф который не стоит и тысячной доли прибыли Мориарти, как это ужасно!
Джим крутит магнитолу, настраивая музыку, разыскивая песню, которая ему нравится больше. Не слишком тяжелый рок 80-х годов XX-ого века сменяется звуками скрипки. Джеймс прикрывает глаза, вслушиваясь в мелодию, в очередной раз прогоняя в своей голове план.
Первый пункт схемы выполнялся уже сейчас. Каждый шаг был разработан настолько детально, что Мориарти готов был предвидеть любое вмешательство. Любое кроме одного. До конца проанализировать действия Эвр Холмс он не мог. Им хватило пяти минут, чтобы получить максимально много информации друг о друге. Триста секунд наедине и вот, заключенная самой охраняемой крепости-тюрьмы летит в Лондон.
Джеймс не позволил себе задействовать лишнюю мимику, он лишь снисходительно смотрел в окно. Его паутина запустила свои нити даже туда, где, казалось бы, уборщики каждый день протирают полки. Он может прилететь в Шерринфорд почти в любой момент, неужели он не сможет устроить Оливеру пробы в тот момент, когда им обоим это выгодно?
Джим перестает дурачится, рассуждая над ответом Моргана. Вопроса о его преданности возникать даже не могли. Молодой актер совершенно точно не был ему предан. Поручая ему то или иное задание, Джеймс всегда оценивал, насколько парнишке придется переступать через себя, чтобы выполнить его. Вот к примеру, сейчас Оливеру нужно сделать всего ничего – подобрать костюмы, грим и побыть таксистом. Очевидно, что такое поручение ему даже вполне нравится, тем более, что не за бесплатно. А вот что будет, скажи ему Джим о том, что тому предстоит сопровождать узницу, стать соучастником в плане побега и многое-многое другое. Задорный взгляд актера ловится в зеркале, а Мориарти лишь тихо хмыкает, подтверждая свои догадки: "меньше знаешь – крепче спишь".
На вопрос о том «что он такое», Джим только закатил глаза, со смехом произнося:
- Я ужас, летящий на крыльях ночи. Самое страшное зло в Лондоне. Играю людьми как куклами и планирую захватить мир. – Самое веселое в ответе было то, что Мориарти фактически не солгал. Собственно, этим смех и был вызван, а не тем, как вытянулось лицо юноши, а глаза от удивления стали похожи на два блюдца. Хотя кого он обманывает.
Когда они вышли из машины, режиссер уже стоял на пороге своего дома. Джеймс закинул руки в карманы брюк, скорее по привычке, и вежливо поздоровался.
- Рад видеть вас, Джеймс. Этот юноша и есть претендент на роль? – Майкл бросает оценивающий взгляд на Оливера, а Мориарти лишь пожимает плечами.
- Мне стало скучно, и я решил посмотреть театр одного актера. Пусть пробуется, раз так хочет. Только не бери его, а то решит, что это «БЛАТНОЕ» место. – В интонации Джеймса нет и толики намека на издевку, всем своим видом он показывает серьезность заявления, что несомненно отражается скепсисом на лице Леннокса.
Хозяин приглашает их пройти вовнутрь и сопровождает к свободной комнате, где собственно Оливеру и предстоит пройти свои пробы.  Их любезно просят подождать, приглашая присесть на стулья, один из которых занимает Мориарти, а второй, второй тоже занимает он, вытаскивая его прямо из-под Оливера. Он ставит его перед своим, закидывая на ноги. Лавирует на двух ножках, раскачиваясь и наблюдая за волнением своего протеже. Леннокс, тем временем, снова появляется в комнате и протягивает бумаги.
- Настал твой звездный час, друже. – Чуть скучающим голосом сообщает Мориарти. Постарайся сделать так, чтобы тебя взяли.
Собственно, в том, что Оливер окажется на этой роли вне зависимости от того, насколько хорошо он сыграет, Джеймс был уверен. Не сможет Майкл просто сказать «нет», раз этот актер пришел вместе с ним, вместе с Мориарти.
Джим продолжает раскачиваться, игнорируя каждого из здесь присутствующих. Помимо планов связанных с Эвр, новогодним гусем, визиту на Бейкерстрит и прочим радостям жизни, у мужчины были дела связанные и с внутренней политикой внутри своей организации.
Отвлекшись от своих мыслей, Джеймс хлопнул в ладоши: - Начинай. – приказал он, забывая о том, что сейчас является всего лишь зрителем. Хотя, когда его это останавливало.

0


Вы здесь » Sherlock Holmes. 2 Shot » ► Private ◄ » Welcome to the masquerade