► THE PRESENT ◄

[22.03.2011] Silence propagates itself - Eurus Holmes
[04.03.2011] Comrade Captain, what else can I say? - Bill Wiggins
[08.03.2011] Tell me the function of these relics - Elizabeth Miller
[13.03.2011] She is not the first to want my death - James Moriarty
[16.04.2011] Canary - Sherlock Holmes
[21.04.2011] Sometimes just one second - Martha L. Hudson

► PRIVATE ◄

[20.01.2011] Give me drugs - Sherlock Holmes
[30.01.2011] Не простая задача - Sherlock Holmes
[10.03.2011] Hey, I just met you - Mary Morstan
[12.04.2011] Prison - is a lack of space and the excess time. - Sherlock Holmes
[17.05.2011]Welcome to the masquerade - Oliver Morgan
[17.06.2011] Would you like to… - Sherlock Holmes
[24.06.2011] Memento mori - Martha L. Hudson
[21.10.2011] Розенкранц и Гильденстерн почти мертвы - Ronnie Miller

► PAST ◄

[12.10.1999] Добро пожаловать в семью! - Elizabeth Miller
[18.01.2009] Not so easy to become a detective - Ronnie Miller
[10.05.2009]It's such a secret place, the Barts - Sherlock Holmes
[30.07.2009] Love is just a game - Oliver Morgan
[xx.xx.xxxx] Детские шалости - Charlie Miller
[27.03.2010] not beauty will save the world - Carolina Malory
[29.03.2010] Death does not wait - Molly Hooper
[29.11.2011] Ночь в театре - Oliver Morgan

► Alternative ◄

[31.01.2011] See my insanity - Sebatian Moran
[25.12.2011] Mayday, Mayday, Mayday - Deneuve Whelan

[19.01.2012] Сказка ложь, да в ней намек. - Oliver Morgan

[06.01.2015] Hat sich in deinen Kopf gepflanztg - Sherlock Holmes

[xx.xx.2015] The only life worth living - Mary Morstan



Вниз

Sherlock Holmes. 2 Shot

Объявление

JAMES MORIARTY
STANLEY HOKINS
SHERLOCK HOLMES
Мориарти меняется, и от взгляда Розамунд это не ускользает. Тот делает шаг к ней, и ей только и остается, что поднять пистолет снова. И раз она до сих пор дышит, значит, подобный жест был ей разрешен. Она не может сделать ничего другого. Ведь если она отступит, это означает, что она если и не боится, то точно готова пойти на уступки, что в корне неверно. Стрелять тоже было глупо, даже в воздух – это может стоить ей жизни. Был вариант остаться на месте и продолжать бездействие, но перед ней был не какой-то беззащитный наркоман с улицы, а гениальный преступник. Он тоже мог быть напичкан разного рода оружием с головы до пят, и невооруженным взглядом это бы не было замечено – Марлоу это знает, как никто другой. Так что ей нужно держать Мориарти на расстоянии, и лучший способ сделать это – вновь наставить на него пистолет.
(Продолжение)
RICHARD Z. WETTINER
Janine Hawkins
MAGNUSSEN
MYCROFT HOLMES

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock Holmes. 2 Shot » ► The present ◄ » Silence propagates itself


Silence propagates itself

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Silence propagates itself

http://s019.radikal.ru/i619/1702/f9/df633a94cfa7.jpg

http://s020.radikal.ru/i718/1702/5a/de372dae7bbd.jpg

Участники:
Mycroft Holmes, Eurus Holmes

Время и дата:
22.03.2011

Разведка всегда приносит ценные сведения, но их не всегда достаточно. И, если люди готовы отдать свою жизнь за полученную информацию, то, возможно, их смерть - это их выбор, а не ошибка. Майкрофт узнает, что в скором времени в Лондоне должен произойти теракт. Понимая, что времени не так много, он выбирает одно из наиболее простых (а может наоборот сложных?) решений - навестить свою сестру и дать ей возможность воспользоваться интернетом, чтобы выйти в сеть и получить необходимые сведения. Несомненно старший Холмс понимает, что в этот раз, подарок, который она может захотеть, будет стоит ему седых волос. А для Эвр визит брата будет сюрпризом. Не так часто он требует аудиенции с ней вне Рождественских праздников.

+1

2

Нет. Нет. Нет. Нет. Снова нет.
Это слово «нет» лихорадочно вертелось в голове, пока Майкрофт сосредоточенно потирал виски над разложенными на поверхности стола документами. Его взгляд перескакивал с карты Лондона на карту Британии, где кнопками были отмечены места проведения фестивалей, спортивных матчей, иные массовые мероприятия. Красные кнопки вызывали особое беспокойство, ими маркировались ближайшие даты, однако, сколько бы Холмс не смотрел, он не мог увидеть ничего, что могло бы вызвать достаточно значимый резонанс.
«Ничего. Или всё, - думал с недовольством Майкрофт. – Если нет очевидных достаточно примечательных событий, террористы создадут их искусственно. Любая малость может обрести значение, если включить воображение».
Агенты забили тревогу неделю назад, но отследить активность группировок, за которыми в Британии уже было установлено наблюдение, не получалось. Либо их план только вызревал, либо главными действующими лицами были не они. Даже установленный и едва не стоящий разведчику легенды жучок в компьютере лидера группы, слившей информацию о готовящемся теракте, пока не давал ничего, не позволял Майкрофту выдвинуть уверенные предположения хотя бы о предполагаемых точках.
- Мы уже усилили безопасность, насколько это возможно, - отрапортовался министр внутренних дел, - но мы не можем охватить все объекты. Для этого просто не хватит кадров, даже если мы привлечем военных. Мы даже не можем транслировать гражданам предупреждающее сообщение и попросить их о бдительности, поскольку у нас нет точных координат времени и места.
Какой же идиот…
- Боюсь, прежде всего, любое предупреждение гражданских лиц поставит под угрозу саму операцию, - отозвался Холмс, думая раздраженно о том, что пока никакой операции толком и нет. Но почему людям так необходимо говорить об очевидных вещах? Это отвлекает…
- Мистер Холмс, - тихо прошептала леди Смолвуд, - нам необходимо что-то предпринять.
- Провокация со стороны правительства – крайняя мера, я не большой поклонник этого метода и считаю, что пока рано, - парировал Майкрофт, они достаточно давно работали вместе, чтобы понимать друг друга с полуслова.
- У нас может не быть времени вовсе, - заметил министр.
- В среду я говорил с директором Центра правительственной связи, они уже подключили Департамент и расширили список поисковых запросов, - заметил Майкрофт. – Мне нужны результаты их мониторинга и статистические данные. Они будут не раньше, чем через три часа, так что некоторое время у нас есть.
Нет ничего более глупого, чем бегать по кругу в четырех стенах, которые они сами возвели себе на пустом месте. Майкрофту хватало честности признаться себе: сейчас у них информации не достаточно настолько, что проще сказать, что её нет вовсе.
- Создавать суету совершенно ни к чему, министр, это может обратить на себя внимание, - решительно произнес Холмс. Тем самым тоном, спорить с которым не хотелось, потому что с очевидными вещами спорят только идиоты. – Пока Центр анализирует данные, я проверю еще один источник. Потом сравним результаты. Мне нужно примерно столько же времени, поэтому, полагаю, совещание можно считать оконченным.
Приложить усилие, чтобы не показать своего раздражения высшим чиновникам правительства, долгих, слишком долгих пять минут на то, чтобы раскланяться с ними и связаться с Антеей – самолет нужен на взлетную площадку через пятнадцать, самое долгое через двадцать минут. Столько же у него есть, чтобы отправить сообщение в Шеринфорд, скачать кое-какие данные с компьютера, сунуть в портфель ноутбук и копии документов, которые могут ему пригодиться, затем надеть пальто и подняться на крышу.
Майкрофт больше всего на свете не любил обращаться к Эвр за помощью. Уже в детстве её игры не приносили добра, сейчас ей было за тридцать, но сестричка всё еще обожала в них играть. Возможность самостоятельно определять правила для этих игр в Рождество была для Майкрофта неплохим подарком, он и сам был готов дарить Эвр подарки – маленькая уступка вообще-то не свойственной ему сентиментальности. В конце концов, это его сестра…
Перед тем как пройти в спец отсек, Майкрофт расположился на полчаса в кабинете управляющего Шеринфордом – собраться с мыслями и просмотреть записи с камер. Эвр казалась спокойной, речь… Холмс предпочел бы отрепетировать её заранее, но встреча с сестрой – всегда хождение по лезвию бритвы, не стоит и пытаться заранее просчитать акценты и детали.
Часы на руке тикали довольно громко.
«Ну что ж», - подумал Майкрофт и поднялся из кресла.
- Проводите меня, - обратился он к Девиду, но у металлических дверей он велел управляющему остаться – родственной беседе посторонние свидетели совершенно ни к чему.
Камеры выключить Майкрофт не мог – Эвр была изолирована, но предсказать её действия было невозможно, кроме того, любое её слово, действие, выражение эмоции на лице могли иметь значение, их ни в коем случае нельзя было упустить. Майкрофт сделал то единственное, что мог себе позволить – переключить запись в свой кабинет. Там от них будет больше пользы, зато случайные гости управляющего, да и он сам не станут случайными свидетелями беседы, уровень доступа которой намного выше, чем у местных служащих.
- Эвр, – произнес Майкрофт, привлекая внимание сестры, когда за его спиной сомкнулись двери. Наверное, дрессировщики в клетке с тигром чувствуют себя примерно так же, только вместо обруча у старшего Холмса зачищенный ноутбук с доступом в интернет и трехуровневой системой безопасности на случай, если в этот раз его сестре не достаточно будет твиттера.

Отредактировано Mycroft Holmes (6th Mar 2017 15:38)

+4

3

Walk of doubt

По Шерринфорду ходят слухи.
Запретные, опасные, но кого это когда останавливало? Здесь каждый второй разведчик или специалист в отдельно взятой области, и шифроваться, худо-бедно умеет. Шепот прозорливой змеей скользит из отдела в отдел, из отсека «С1» в центральное управление охраны.
По Шерренфорду слухи переносят вместе с подносами еды и пластиковыми контейнерами для заключенных. И никого за язык поймать не сможешь, вывернутся, и сделаю круглые, непонимающие глаза, здесь же каждый второй актер своей маленькой роли – особенно те, кто в юбках.
- Гувер вновь нарочно подавился едой. Посинел весь, пока откачали.
- А Леонхард из второго блока – разбежался и врезался головой в стену. Третий раз за месяц.

Резкий сигнал открываемой двери и обе женщины замолчали, одновременно шагнув в камеру под зажигающиеся неоновые огни. Следом невидимой тенью скользнул охранник и начался каждодневный моцион, походящий на плохо отрепетированный балет.
Хрустящее от чистоты постельное белье стелется на кровать с максимальной аккуратностью. Подушки взбиваются, а скрипка возвращается на прежнее место.
Быстрая уборка камеры, она же проверка – вдруг, где спрятан остро заточенный карандаш или пластиковый нож.
Поднос с едой водружается на гранитную скамейку.

- Почему вы перестали есть, Эвр?
Психолог смыкает руки в замок перед глазами и подается вперед, не сводя глаз со своей подопечной. Они почти наедине, если не считать двух охранников и помощника, письменно фиксирующего их разговор, помимо видеозаписи.
- Вас что-то беспокоит? 
Сидящая перед ним женщина олицетворение спокойствия и безмятежности. Если вокруг начнут рушиться стены, это никак не повлияет на покой мисс Холмс. Вспыхнут пожары или начнется мировой потоп – Эвр поднимает на врача снисходительный взгляд, словно спрашивая – может ли меня что-то беспокоить?
- Почему вы перестали есть, доктор? – он вздрогнул и отстранился, тогда, как она качнулась вперед. А потом назад. И вновь вперед. Скрипнули ножки стула по полу. По столешнице прокатился дешевый, автоматический карандаш, устремившись к краю, и непременно бы сорвался. Эвр поймала его, аккуратно пробуя кончиком пальца острый грифель, - Лицо осунулось. В глазах тоска. И ваше беспокойство…, - один из охранников шагнул по направлению к женщине, предупредительно вскинув руку – она тут же послушно отложила карандаш, - оно явно больше моего. Выскажитесь?
Она подменяет роли уже не в первый раз, тасуя колоду со своими личинами, и вытаскивая  из нее наобум карты.
- Я вижу ваше сомнение. Это все из-за…
- Мы говорим о вас, Эвр, - психолог выпрямляется по спинке кресла, - Поймите, что мне придется заставить вас принимать пищу. Любым способом.
- Чего вы боитесь, доктор? Это не протест и не попытки к суициду. Голод физический усиливает мозговую активность, - их сеанс, тем временем на исходе. Потому что новое постельное белье легло на кровать без складок. А все углы просторной камеры за стеклом блестят чистотой. Психолог в немом вопросе поднимает бровь, вызывая у нее ответную улыбку, - Терпение-добродетель, так ведь говорят?
Северный ветер бьется о серые стены Шерринфорда, нагоняя волны. Эвр покидает кабинет врача, в отражении стенных шкафов видя как тот, сидя за столом, и что-то диктуя своему помощнику, неосознанно вертит в руках обручальное кольцо.
Семена сомнения взошли цветами зла.

По Шерринфорду ходят призраки.
Формально, Эвр Холмс мертва, как и все остальные узники тюрьмы. Ее личное пространство ей не принадлежит – оказавшись в камере, женщина отодвигает скрипку в сторону, замечая на лакированном корпусе отпечатки чужих пальцев, и тут же ей становится противно прикасаться к инструменту.
Игнорируется и поднос с едой, который вскоре забирают. А в камеру тем временем проникают слухи – губы Эвр трогает судорога. Она облизывается и вся растворяется в ожидании, сидя на коленях спиной к входной двери.
Предвкушает встречу с призраком.
Дрема рождается в районе затылка и Эвр закрывает глаза. Пока есть время, она загружает свою собственную программу, практикуя ее и доводя до совершенства.

И рев самолетных турбин заглушает сознание. Мельтешат оранжевые кислородные маски, болтаются на ремнях, нервно дергаются в истерично мигающем свете ламп. Самолет трясет – ее трясет – а за стеклами иллюминаторов темнота, да неясные огни пролетающих мимо городов. Резкий крен и ее швыряет в сторону, наполняя организм тошнотой от (голода) перегрузок – ладонь плотно прижимается к губам. Заглушает крик. Заглушает стон. Заглушает.
Со стороны кажется зевок.
Со стороны вообще много чего кажется.
А внутри ее заливает глубокая вода…
- Эвр.
Нет. Нет. Нет. Не ты должен посадить этот самолет.
Она раскрывает глаза, с застывшей в них влагой, оказываясь вновь посредине камеры. И с призраком за спиной.

Люди с большой земли только в крайнем случае ходят по Шерринфорду.
Исключений в этом правиле нет. Женщина бросает взгляд через плечо, сканируя своего гостя, и не торопится вставать с пола. Не сдерживает победную улыбку, скрытую под вуалью длинных волос.
- Ох, Майкрофт.
И в этом «Ох, Майкрофт» все сплетается воедино. «Ох, Майкрофт, почему ты не уследил?» в исполнении миссис Холмс, стоящей над разбитым зеркалом. «Ох, Майкрофт, ты стал таким…м…большим» - дядя Руди вновь вернулся после полугодовой командировки. А Майкрофт вновь набрал вес. «Ох, Майкрофт, ты должен был его остановить» - первый наркотический загул Шерлока.
- Ты в тупике.
Резюмирует, оборачиваясь и упираясь руками в ковер. Камера Эвр это тупик – из нее только один выход, и он обозначает поражение.
Проблема, с которой он пришел – тоже тупик. Иначе бы не было на лице Майкрофта этого выражения неприменения со сложившейся ситуацией. Он определенно тянул до последнего, критического момента, надеясь на лучшее.
И Эвр это самое лучшее, что может предложить ему мироздание. При условии, что она согласна оказать ему помощь…
- Это так по-семейному, твое стремление разделить со мной свою работу? – женщина почти искренне рада его видеть. Потому что (почти) внезапные визиты Майкрофта приносят веселье, разгоняя эту тюремную тоску. Он единственный кто смотрит прямо на нее, а не в сторону – а она подходит ближе к стеклу, мимолетно отмечая увесистый портфель в руках мужчины. В этот раз все настолько серьезно? Но…в Шерринфорде популярны ритуалы. Нет, не так. У Эвр Холмс популярны ритуалы – и Майкрофт знает об этом, - А что мне? – закладывает руки за спину и перекатывается с носка на пятку, чуть склонив голову набок, - Все, что попрошу?
По Шерринфорду ходят слухи, что в критических ситуациях правительство использует потенциал заключенных. Для сохранения своих рабочих мест. Для выслуги перед парламентом и королевой. Для безопасности государства. Для спасения людей.

- Немного больше информации, братец мой.

Благими намерениями вымощена дорога в ад.

Отредактировано Eurus Holmes (11th Apr 2017 01:43)

+2

4

Ключи доступа лежали у Майкрофта в кармане пиджака. Ему оставалось только радоваться, что в своё время не без помощи дяди Руди он успел выстроить в своей голове такую же систему безопасности, иначе бы от приветствия Эвр стройный и очень сложный, но хрупкий карточный домик мыслей Холмса-старшего рассыпался. В голову настойчиво лезли непрошенные ассоциации с дуновением ветра. Того самого. Восточного. Как в детской песенке, которую он напевал время от времени, чтобы проверить, не вырос ли Шерлок из своего бесконечного отрицания. Но чем больше времени проходило, тем сильнее Майкрофт думал, что братец не вырастет примерно никогда.
Говорить Эвр, но не слышать её. Не слышать, но слушать. В этом Холмс-старший достиг совершенства, хотя волоски на его предплечьях чуть приподнялись – дорогая ткань рубашки позволяла чувствовать это достаточно явно. Слишком уж много воспоминаний воскресали перед глазами, их следовало незамедлительно похоронить, чтобы они не проросли внутрь и не отравили мозг Майкрофта. Его жизнь и без того в достаточной мере отравлена необходимостью врать родным, но того требует безопасность Британии. Он – мог это понять, но его родители, даже мать, блестящий ученый, не смогли бы разделить взглядов дяди Руди. Поэтому тот и выбрал своего старшего племянника. Поэтому племянник и до сих пор ревностно оберегал скелеты в семейном шкафу. Никаких сожалений, Майкрофт, никаких воспоминаний. Эвр гениальна, но и опасна. Всё так, как должно быть. Иного пути не было и быть не могло.
- Я тоже рад тебя видеть, Эвр, - светски произнес политик, убедившись, что маска на его лице держится уверенно. Не важно, заглянет под нее сестрица или нет, главное – идеальное выражение лица. Майкрофт был перфекционистом. Вне зависимости от того, понравится публике спектакль или нет, сыграть он должен был идеально. Здесь – было легко. На дне его фраз скрывалась полуправда. Визиты в «Шеринфорд» давались Холмсу непросто, но, находясь здесь, он чувствовал, что в некотором смысле отдает Эвр братский долг. Большее, что в сложившихся обстоятельствах он мог для нее сделать. – В рамках разумного.
Последнее касалось платы за услуги.
Конечно, Майкрофт мог бы сказать «в рамках допустимого», но допустимо при его возможностях было практически всё. Спроси у него кто отчета в его действия, особенно в том, что касалось формального превышения полномочий, политик нашелся бы что ответить. Другой вопрос, что Эвр не могла покинуть своей камеры. Ограничения по перемещениям и коммуникации – самые жесткие из условий содержания младшей Холмс в заключении. Максимум, что мог позволить себе Майкрофт, войти к ней, но делать это он желанием не горел: вряд ли бы Эвр напала на него, их отношения строились на взаимной выгоде от общества друг друга и дело было не только в услугах Правительству, которые оказывала женщина и подарках, получаемых за них, но и в возможности условного искупления и столь же условного семейного общения.
Холмс кивнул и внес необходимую для их беседы конкретику:
- Имеется информация о готовящемся в Британии громком теракте, - он специально сказал это без уточнения источников информации, считая излишним вдаваться в подробности агентурной сети. – Однако установить дату и место удара правительственными силами на настоящий момент не представляется возможным. Я полагаю, что достаточный резонанс в этот раз может быть достигнут не столько за счёт предполагаемого числа потенциальных жертв, но и благодаря смысловому контексту события, на которое наложится происшествие. Мы собрали информацию обо всех знаковых мероприятиях, которые состоятся на территории Королевства до конца года, акцентировав внимание на ближайших двух месяцах, в течение которых надлежит сосредоточить основные силы для обеспечения безопасности подданных Её Величества, однако в виду того, что контекст остается нам неизвестен даже в масштабах сферы, на которой сильнее всего скажутся последствия, нам нужна консультация специалиста, способного к быстрому анализу больших массивов информации.
Признаться, что ему самому не хватает способностей, чтобы перевернуть объемы цифровых сведений из Сети, не хотелось, поэтому внутренне Майкрофт утешался тем, что просто не может себе позволить распыляться. Если в этот раз Эвр не сможет назвать точную точку удара, то он хотя бы через несколько часов сможет сопоставить её данные с информацией из Центра. Так он сузит круг поиска и приблизится к разгадке.
- Тебе нужно что-то?
Взгляд, брошенный Майкрофтом вниз на занятые руки говорил, что компьютер и кое-что из бумаг – при нем, так что последний вопрос относился не столько к инструментам, с помощью которых Эвр предстоит совершить невозможное, сколько к условиям. В равной степени – её содержания и предоставления ею услуг Правительству на этот раз.

Отредактировано Mycroft Holmes (11th Apr 2017 14:09)

+3

5

The Wild Hunt

Эвр в восторге.
Приоткрывает чуть сухие, горячие губы и выдыхает этот восторг, а он проступает мутной явью на прозрачном, защитном, стекле.
«Держите дистанцию три метра».
Стараниями Майкрофта и дяди Руди между Эвр и ее семьей эта дистанция растянулась до отметки бесконечность, превратившись в одностороннюю. Как-то раз, она спросила у брата, где находиться ее могила. В ответ услышал только молчание. Скорбное ли? Скорее отстраненное – личное кладбище Майкрофта состоящее из ложных могил занимало не один гектар.
И при всем этом – Эвр в восторге.
Когда старший из сиблингов Холмсов идет по Шерринфорду даже беспокойная троица каннибалов предпочитает забиться в тень своих камер. Майкрофт чеканит шаг, Майкрофт расправляет плечи, Майкрофт облачается в невидимую кирасу рыцаря Её Величества.
Майкрофт сохраняет дистанцию в три метра, сухо и официально излагая информацию, превращая ее в длинный монолог, всеми силами пытаясь обойти такую сложную для него фразу – мне нужна твоя помощь.
…не_играет.
Не играл в детстве, предоставив эту нишу младшим. Не играет сейчас, весь поглощенный мнимой заботой о стране и королеве – у Эвр зубы сводит, да глаз дергаться начинает, от этого мерного тона.
Раньше, читая книги по мифологии, она-то думала, что Майкрофт это Борей. Но теперь прекрасно понимает – он всего лишь скала, о которую разбивается любой ветер. Любой, но не Восточный, тот его лишь точит.
В рамках разумного… все слышали? Он обещает ей любой подарок, но в рамках разумного – Эвр так и подмывает спросить – честно-честно? Но, братец мой, чей же разум мы возьмем за основу? Если мой, то тебе жизни не хватит чтобы расплатиться за эти услуги. 
Она ловит свой же взгляд в зазеркальном отражении и улыбается-скалит-зубы – иногда Майкрофт говорит не подумав. Честно-честно.

- Мне нужно что-то, - протягивает Эвр, прозрачно намекая, что это «что-то» брат ей дать не сможет. Или не захочет, что, в общем-то, почти одно и то же. Задавать наводящие вопросы не хочется, при всей своей напыщенности, Майкрофт все же Правительство, да и, в общем, достаточно умен. Поэтому все версии, лежащие на поверхности, он проработал сам. А для всего остального есть темные воды и демоны, что в них водятся, - Об этом позже, - ей нужно выбрать. Это как мороженное, так много вкусов и цветов, а в стаканчик поместится всего два шарика. На весенней ярмарке звучит музыка и смех – Эвр отдает свое мороженное Шерлоку, а Майкрофт роняет порцию в грязь. Или наоборот? – У тебя совсем немного времени…
Чтобы не упасть лицом в грязь.

В отличие от старшего Холмса, у его сестры времени более чем предостаточно – она, не спеша, словно в холодную воду, входит в интернет, пробегается по лондонским новостям, заглядывает на сайт Шерлока, чтобы прокомментировать последний его пост, ставит лайк в блоге Джона Ватсона. И лишь после этой иллюзии короткой свободы начинает выполнять свою часть негласного договора.
Эвр – что охотник, разжимает руку, упуская поводки, и ее гончие бегут по следу. Пальцы, словно в контрдансе, пляшут по клавиатуре, выводя массивы информации, сверяя их, анализируя, проникаясь им – она вся оплетена цепочками событийных процессов, они мерцают перед ней красными нитями, образуя маленькую вселенную – тронь любой из узелков и побежит волна.
#WeAreAgainstTerroristAttacks
#governmentsucks
#YankeeGoHome
#TheRedHeadedLeague

Ничего. Гончие поднимают головы и нервно нюхают воздух, прижимая уши от звуков охотничьего рожка. Стрекот клавиш замолкает – Эвр горбится, буквально утыкаясь лбом в экран ноутбука, и одним взмахом очищает историю поиска.
В прошлый раз все было гораздо проще – хлопает в ладоши и медленно разводит их, расширяя пространство своих поисков – гончие радостно воют и срываются вперед.
#TheLostSpecial
#negotiating
#EnglandvsUSA

- Досадно, - Эвр откидывается назад, упираясь ладонями в пол, и поводит плечами, что занемели от долгого сидения на полу. Ноутбук на ее коленях мелко подрагивает, мерно гудя кулером и обновляя какую-то левую страничку, - твоя проблема скоро станет национальным достоянием, Майкрофт, - она жмурится и сцеживает зевок в кулак, неловко наклоняясь в сторону, - зайди ко мне, братец.
Иначе, какой же ты рыцарь, если все это время топчешься у входа в пещеру.
Свора скалится и устремляет бешеные взгляды за стекло. Эвр спрятана в плотном коконе из социальных сетей-хештегов-контент-анализов-свотов-эмоционального-контекста… предпоследнее она тут же отрицает, выкидывая из уравнения.
- Зайди в камеру, Майкрофт, - в голосе звенит сталь. Примерно так же звенят невидимые цепи, которые сковывают женщину, не давая покинуть ей стены Шерринфорда.

«Королева Елизавета торжественно откроет новый центр кибербезопасности в Лондоне»
«Благотворительный вечер в музее Мадам Тюссо соберет английских меценатов… »
«Американский посол, прибывающий в Лондон для переговоров, остановится в одном из знаменитых отелей города…»
Ссылки мелькают, скачут, играю в пятнашки то, замедляясь, то переходя в галоп, перемешивая слова в бессмысленную нелепицу.

- Помнишь весеннюю ярмарку на озере, недалеко от Месгрейв? Ты так долго выбирал мороженное, что оно успело подтаять.

Отредактировано Eurus Holmes (10th May 2017 01:00)

+1

6

Чувство такое, словно в горло кто-то насыпает песок лопаткой. Такой красной, которая была у Эвр много лет назад. Много? Больше двадцати, но разве это срок, ведь ждет ее заточение в Шерринфорде до скончания веков. Майкрофт позаботился об этом лично, не без помощи дяди Руди, конечно. Эта не та сказка с прекрасной принцессой в башне, которая ждала своего принца, чтобы выйти на свободу. Навязчивая мысль о ее пятиминутном рандеву без камер с Джеймсом Мориарти словно плющ обвилась вокруг шеи. Криминальный преступник не смог бы подстроить побег Эвр, даже если бы захотел. Чиновник проверил все, что можно и нельзя было проверить и убедился в том, что эта встреча не стала началом плана Эвр по побегу. Однако то, что его любезная сестрица могла обсуждать с преступником, оставалось загадкой. Но здравый смысл говорил, что связано это было с Шерлоком, иначе и быть не могло.

Маленькая девочка с большими синими глазами и невероятно осмысленным взглядом черпает очередную порцию песка и засыпает  её в горло Майкрофту, который сам зарыт в песок на том самом пляже, куда они так любили ходить с семьей по выходным. Еще тогда, когда поместье было цело и невредимо, а родители и не догадывались, что творится с их дочерью. Эвр безумна, самое лучшее, что можно сделать для нее – запереть. Это единственный шанс спасти ее от мира, а весь мир от нее.
- Ты такой скучный, братец, - шепчет девочка, отчего Майкрофт едва ли не ежится. Она смотрит на него снизу-вверх, но этот взгляд все равно заставляет  что-то внутри перевернутся. Когда она успела стать такой.
Всегда?

Стоящая за стеклом сестра шепчет другое:
- Мне нужно что-то, - и больше ничего. Ни конкретики, ни планов, ни желания. Эвр смотрит на него безумным взглядом из-под распахнутом ресниц, но лицо мужчины остается неизменным. Он медленно шагает по комнате, переступая через предупредительную линию - не подходить ближе трех метров – одно из многих правил, которые мог нарушить он, но не другие посетители, которых вообще быть здесь не могло, не считая работников, приносивших еду и убирающих камеру.
Он открывает люк, отправляя в него ноутбук с доступом в интернет, думая о том, что камеры следят за каждым её движением. Нет такого уголка, в котором его сестра не была бы под наблюдением, чтобы она ни делала. Майкрофт видит, как хрупки руки быстро вытягивают ноутбук и отчего-то ему представляется загнанный зверь, готовый откусить и мясо и кость дрессировщика-надсмоторщика по плечо при кормежке. Даже сквозь робу видно, как худа его сестра. Торчащие ключицы, обнаженные и заостренные скулы, провалившиеся глаза. Эвр – призрак. Один из тех призраков прошлого, которые не отпускают и дают напомнить о себе тогда, когда этого не хочется.
Майкрофт не любит приезжать в Шерринфорд, но делает это то ли из необходимости, то ли из чувства долга, то ли от того, что привык держать все под контролем. Каждый из заключенных здесь преступников – объект повышенной опасности. Эвр стоит сразу пятерых из них.
Глупая песенка, которую иногда напевал Майкрофт, -  лишь отголоски женщины, стоявшей, напротив. Превратить сестру в мотив было самым простым решением, которое только можно представить. И Шерлок, о, дорогой Шерлок, смог в это поверить, переписать воспоминания и не погружаться в глубокие воды своей души.

Майкрофт не беспокоит Эвр, когда та погружается в виртуальную сеть. Должно быть для нее это настоящий подарок. О том, как много узнает сестра за отведенное время, можно только гадать. Вечером он посмотрит историю её посещений, хотя женщина наверняка сотрет информацию с жесткого диска.
Эвр горбится под ноутбуком, полностью теряя связь с реальностью. А знала ли она на самом деле, что такое реальность? Майкрофт же стоит неподвижно, старается не мигать, чтобы не пропустить ничего. Когда мышцы начинают неметь он переступает с ноги на ногу, а когда Эвр отделяется от экрана и голубоватый свет монитора перестает освещать ее лицо, мужчина затаивает дыхание, внимательно глядя по ту сторону стекла. «Что ты нашла, Эвр»?
Словно слыша его вопрос, женщина размыкает губы вытягивая ответ:
- Досадно, твоя проблема скоро станет национальным достоянием, Майкрофт.
Брови политика сходятся на лбу. Это не тот ответ, которого он ждал, но уже из этих слов ясно, что:
а) теракт должен произойти скоро;
б) в нем будут замешаны иностранные лица.
Он готов задать вопрос, но Эвр не дает ему сделать это, обрывая на полуслове:
- Зайди ко мне, братец. Зайди в камеру, Майкрофт, - он знает этот тон. Такой же голос звучал, когда она просила – требовала – скрипку, когда требовала аудиенции с Мориарти. Майкрофту остается только потянуть воздух и прикинуть всевозможные варианты, которые могут произойти. Он выходит из оцепенения медленно, с достоинством скрывая контекст, которого вовсе не должно быть. Лишь здесь политик не может в полной мере справиться с эмоциями. Эвр столь же болезненна, как и мысли о ней, и столь же неизбежна. Когда он подает голос, в нем нет сомнения, только лед, огораживающих их друг от друга куда больше, чем расстояние в три метра.
- Это и будет платой? – Звучит вопрос, который можно было не озвучивать, но Майкрофт соблюдает формальности. Его нервозность не выражается ни подергиванием глаз, ни отстукиванием гимна Британии, ни чем бы то ни было. Любая поездка сюда – спектакль, который должен идти по его сценарию. Вся жизнь его сестры должна идти по заранее уготовленному сюжету без возможности изменения хода истории. Прием в игре, когда любые действия, которые бы не выбрал игрок, в итоге все равно приведут к одному результату, в данном случае – изоляции.
Политик не знает, что она задумала, но понимает, что максимум, на что она способна, это вызвать мнимый страх. Но можно ли говорить о том, что опасности нет, если речь заходит об Эвр?
- Помнишь весеннюю ярмарку на озере, недалеко от Месгрейв? Ты так долго выбирал мороженное, что оно успело подтаять. – Спрашивает она и представитель Правительства понимает, что ему ничего не остается, кроме как войти в клетку к голодному тигру. Так ли себя чувствовала Эвр, вряд ли, но модель ее поведения имела большего общего с животным, чем с человеком.
Он достает ключи из кармана, ловя на себе взгляд сестры и направляется к двери, что разделяет их друг от друга. Майкрофт не спешит вставит ключ сначала в один замок, а потом во второй. Он медленно прислоняет пропуск, медленно поворачивает ключ, оставляя его на пол оборота.
- Отойти от двери. – Предупреждает тот и лишь после этого распахивает ее, чтобы оказаться с сестрой один на один. Больше у него нет защитного стекла, что немного, да искажает изображение, все что ему остается это ледяная стена из собственных мыслей. Теперь огородится от сестры можно лишь в собственных чертогах, успеет ли она взломать его личный замок за это время?
- Тогда ты не захотела мороженного, кажется. Сказала, что это лишь переработанное молоко с добавками. Но ты захотела самолет.
«Почему»? – так и не было озвучено.
[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0018/23/64/15-1490448259.gif[/icon][nick]Mycroft Holmes[/nick][status]скромный госслужащий[/status]

+1

7

Hysteria

Глаза Эвр в изумлении расширяются. Осознание неприятным, вязким чувством сворачивается в груди, сжимая до треска ребра.
Он_не_помнит!
Те детские воспоминание, которые она хранит в своей памяти, словно в расписной шкатулке – самые главные сокровища. Собранные по крупицам. Законсервированные надежнее, чем золотые запасы в Форт-Ноксе. Даже сейчас Эвр может сказать, какого цвета был первый галстук-бабочка у Майкрофта.
Ярко-зеленый! Как ты можешь путать эти воспоминания?
Она поджимает губы, обиженно и шумно выдыхая через нос. Желание помогать глупому брату исчезает окончательно и Эвр демонстративно и небрежно опрокидывает крышку ноутбука.
- Ты путаешь весенний праздник и вечеринку в честь именин Виктора Тревора, - сухо и чопорно выдает женщина, глядя прямо перед собой. А после хлопает ладошкой рядом с собой, желая, чтобы Майкрофт присел поближе, - о, да брось. Могу ли   я кому-то причинить физический вред? – она вдруг резко оседает и горбится. Обхватывает себя руками за плечи и начинает раскачиваться из стороны в сторону.

В это же время...
- Док? – охранник подносит рацию к губам, напряженно глядя в экран, где мистер Холмс только что нарушил (опять!) строгое правило, и вошел в камеру к своей нестабильно_сумасшедшей сестре, - Она опять это делает!
- Что именно, Уоррен? – по невнятному голосу доктора ясно, что он что-то жует, - Поет? Мучает тебя игрой на скрипке?
- Не, Док. Раскачивается из стороны в сторону, что в том ужастике. Вы просили доложить, если такое вновь повторится…
Разговор резко прерывается. Штатный психолог Шерринфорда, утирая губы от капель соуса, начинает спешно собирать на внеурочный прием к своей «любимой» пациентке. И не, потому что так уж сильно печется о ее здоровья – спросите любого, психика Эвр Холмс стабильней, чем у большинства работников Правительства. Только вот сейчас она демонстрирует все симптомы приближающейся истерики.
Истерики охраны и уборщиц.
Истерики директора тюрьмы и его заместителя.
Истерики самого психолога и членов его семьи.
Психика Эвр Холмс стабильна. «Стабильна» - как итог напротив изменений в диагнозе «Психопатология».

Майкрофт грозовой, недовольной тучей размещается рядом на холодном полу камеры. А что ему остается делать? Только опустить забрало своего шлема и перехватить удобнее эфес меча – а, вдруг придется обороняться?
Придется.
Эвр раскачивается все сильнее – волосы ее, густым потоком путаются между собой – а тонкие пальцы с силой собирают ткань робы на предплечьях.
- Шерлок подарил Виктору тогда игрушечный самолет. Это-то ты помнишь, потому что помогал братцу завязывать ленточку. Вязал эти проклятые узлы, и каждый раз получалось невероятно уродливо, но Шерлок смеялся. Смеялся. Смеялся, - она начинает тараторить, еле успевая произносить окончания слов, - Они играли на заднем дворе – серебряный самолет летал в небесах. Отец снимал их на камеру? Помнишь?

Щелчок и мягкое шуршание ленты кинескопа. Неровный кадр клонится к левому углу экрана.
За окном снегопад. Густой, рождественский снег укрывает Месгрейв одеялом – семейство Холмс смотрит домашнюю хронику. На носу у Шерлока дурацкий красный нос – он гордый Рудольф, предводитель упряжки Санта-Клауса. Сам же Санта развалился в мягком кресле, и периодически икает – дядя Руди только вернулся из годовой командировки и единственное, что он может из себя изобразить это вялое «хо-хо-хо», которое тут же переходит в трагическое от переедания «охохо».
Идиллия.
- Милая, разве это не то, что ты хотела?
Миссис Холмс непонимающе смотрит на дочь.
Эвр же непонимающе смотрит на разряженную в пух и прах фарфоровую куклу.  Как она могла это хотеть? Разве у куклы есть два идеальных серебряных крыла? Разве Шерлок захочет играть с ней, если эта кукла в два раза больше блестящего самолета?
Шерлок же издает победный крик и вытаскивает из шуршащей обертки два пиратских, деревянных меча.
- Для меня и Виктора!
В самолет попадает молния и он загорается. Руки Эвр сжимаются на талии куклы.
Рудольф Холмс приоткрывает один глаз, так четко ощутив приближающуюся ветреную погоду.


- Помнишь? – черт тебя дери, Майкрофт. Ты не мог похоронить все эти воспоминания, чтобы так глупо ошибиться, - Самолет так быстро им надоел – одно крыло сломалось, не пережив столкновение…ах, - ее бьет дрожь. Амплитуда покачиваний сокращается, - столкновения с тобой. Ты сломал его. СломалСломалСломал!!
- Мистер Холмс? – оживает громкая связь.
Мистер Холмс!
- Настоятельно советую…
Настоятельно советую!
- Выйти из камеры!
Не забывать с КЕМ вы говорите!!

Эвр всхлипывает, и, резко развернувшись к Майкрофту лицом, обнимает того, цепляясь за пиджак и утыкаясь лбом в грудь.
Замирает, чувствуя, как в секундном замешательстве брат каменеет. Звенит его кираса. Возносится меч.
- Мистер Холмс! Покиньте камеру!

- Майкрофт, - Эвр поднимает голову, глядя на мужчину снизу вверх, - ты же обречешь на казнь этого террориста – убийство мирных людей все-таки, - она сжимает его в объятиях так сильно, как может, - по-другому не сможешь. А когда наступит мой черед взойти на эшафот?

И этот вопрос она задает не в первый раз.

+2

8

Подул Восточный Ветер, Майкрофт.
Он тебя унесет.

Ветер разрушает скалы. Ветер сносит крыши домов и сметает все, что встретит на своем пути. Его нельзя остановить, его нельзя запереть в клетке. Эта мысль сводила с ума. Все, что можно было предпринять для безопасности – отдельная камера, круглосуточное видеонаблюдение, охрана, - все это сейчас рушилось и опадало пеплом на голову Майкрофта.
Майкрофт делает шаг и замирает. Ему кажется, будто волосы сестры опутываются вокруг его шеи подобно маленьким ядовитыми змейкам, душат его, жалят.
Эвр горбится, раскачивается, обхватывая колени. Майкрофт может только находиться рядом, держа лицо. Сестра знает, как ему не нравится находится здесь и делает все, чтобы каждый визит становился все менее приятным. Эвр уходит в свои чертоги, становится похожей на мраморную куклу – неваляшку. Она снова напоминает ему смерть.
Майкрофту замечает, что задерживает воздух в легких дольше обычного и старается выдыхать еще тише, словно бы боясь потревожить сестру лишними звуками. Эмоционально нестабильна – это все, что он мог сказать про Эвр. Ткань рубашки прилипает к позвоночнику, хваленная выдержка, которая никогда не подводила его, трещит по швам. Каждый визит в Шерринфорд – шаг к тому, чтобы шов разошелся полностью. Остается только гадать, что произойдет раньше.


- Майкрофт, - миссис Холмс ласково кладет руку на плечо своего девятилетнего сына, - почитай сказку для своей сестры. Ей нравится твой голос.
Мальчик строит недовольный взгляд и идет к колыбели, смотрит на маленького ребенка, который даже не умеет говорить и думает о том, какую лекцию лучше прочитать. Школьная программа на ближайшие несколько лет уже давно была освоена, можно было взять справочник и….
- Право, Майкрофт!  Она же совсем ребенок. Расскажи ей сказку! – в тоне матери читалось возмущение. Мальчик только пожимает плечами и садится на полу у кровати, рассказывает сказку. Одну из немногих, что он знал.
Он рассказывает Эвр о Смерти. Ребенок в кроватке словно слушает его, глаза даже кажутся осмысленными. Майкрофт подпирает рукой щеку и начинает рассказ с нового абзаца. Где Смерть, открывается, сообщая кузнецу, почему она стала ходить с косой и в черной мантии. Эвр что-то пищит, тянет руку в рот, а Майкрофт продолжает сказку. «Смерть была красивой молодой девушкой», - говорил он. «Она не убивала людей, ведь люди сами отлично с этим справлялись», - Майкрофт думает о том, что тратит время впустую и бросает грустный взгляд в сторону библиотеки. «Она стала такой, потому, что видела слишком много ужасных вещей…».


Мужчина продолжает сидеть рядом со своей сестрой, несмотря на высокое чувство напряжения во всем теле. «Помнишьпомнишьпомнишь», - нечленораздельно шепчет узница. Единственное чувство, которое может возникнуть – ужас. Мужчина в лице не меняется, кивает, говорит, что помнит, но его не слышат. Не слышат. Не слышат. Не слышат.
Майкрофт чувствует себя ужином для дикого зверя. Кроликом в одной комнате с удавом. Громкоговоритель сообщает о том, что нужно незамедлительно покидать камеру. Непроизвольный взгляд направляется к устройству, что висит вуглу. Он сам знает, когда и что стоит.
Эвр падает ему на грудь, сжимает подолы пиджака и всхлипывает. Если абстрагироваться, то она может напомнить маленькую девочку, что потеряла свою игрушку – что сломала свой любимый самолет. И даже сейчас мужчина не предпринимает никакой попытки успокоить ее. Он в нерешительности приподнимает правую руку, но на плечо сестры так и не кладет ее.
- Ты слишком уникальный пациент, чтобы вести тебя на эшафот. – Твердый и уверенный голос разносит стену сочувствия или понимания (хотя бы попытки!) вдребезги. Одна фраза дает понять – напоминает – зачем он пришел сюда. Информация. Все что было ему нужно от сестры – узнать про террористов. Сделав ее диким зверем и поместив в клетку, он всегда считал, что спас ее. Или вверял себе это, не смея думать о том, что казнь для нее была бы спасением.
Майкрофт дотрагивается до женской руки только для того, чтобы отодвинуть ее от себя. Эвр могла смещать границы, но не разрушать их до конца.
- Что еще ты можешь сказать об угрозе теракта. – Безопасность Англии всегда была на первом месте, первом ли? – Организаторы, дата время?
Майкрофт смотрит на мир глазами сестры, из-за стекла. Здесь она даже не смогла бы покончить с собой, любая попытка непременно была бы предотвращена охраной. Майкрофт хочется увеличить между ними расстояние и выбраться из этого стеклянного террариума. Каждая секунда его нахождения здесь это лишние прядки седых волос и новая волна беспокойства за третьего Холмса – Шерлока. Во что бы то ни стало младший брат не должен знать правды. Во что бы то ни стало, он не должен стать кем-то вроде Эвр.
[icon]http://forumavatars.ru/img/avatars/0018/23/64/15-1490448259.gif[/icon][nick]Mycroft Holmes[/nick][status]скромный госслужащий[/status]

+1


Вы здесь » Sherlock Holmes. 2 Shot » ► The present ◄ » Silence propagates itself