► THE PRESENT ◄

[22.03.2011] Silence propagates itself - Eurus Holmes
[04.03.2011] Comrade Captain, what else can I say? - Bill Wiggins
[08.03.2011] Tell me the function of these relics - Elizabeth Miller
[13.03.2011] She is not the first to want my death - James Moriarty
[16.04.2011] Canary - Sherlock Holmes
[21.04.2011] Sometimes just one second - Martha L. Hudson

► PRIVATE ◄

[20.01.2011] Give me drugs - Sherlock Holmes
[30.01.2011] Не простая задача - Sherlock Holmes
[10.03.2011] Hey, I just met you - Mary Morstan
[12.04.2011] Prison - is a lack of space and the excess time. - Sherlock Holmes
[17.05.2011]Welcome to the masquerade - Oliver Morgan
[17.06.2011] Would you like to… - Sherlock Holmes
[24.06.2011] Memento mori - Martha L. Hudson
[21.10.2011] Розенкранц и Гильденстерн почти мертвы - Ronnie Miller

► PAST ◄

[12.10.1999] Добро пожаловать в семью! - Elizabeth Miller
[18.01.2009] Not so easy to become a detective - Ronnie Miller
[10.05.2009]It's such a secret place, the Barts - Sherlock Holmes
[30.07.2009] Love is just a game - Oliver Morgan
[xx.xx.xxxx] Детские шалости - Charlie Miller
[27.03.2010] not beauty will save the world - Carolina Malory
[29.03.2010] Death does not wait - Molly Hooper
[29.11.2011] Ночь в театре - Oliver Morgan

► Alternative ◄

[31.01.2011] See my insanity - Sebatian Moran
[25.12.2011] Mayday, Mayday, Mayday - Deneuve Whelan

[19.01.2012] Сказка ложь, да в ней намек. - Oliver Morgan

[06.01.2015] Hat sich in deinen Kopf gepflanztg - Sherlock Holmes

[xx.xx.2015] The only life worth living - Mary Morstan



Вниз

Sherlock Holmes. 2 Shot

Объявление

JAMES MORIARTY
STANLEY HOKINS
SHERLOCK HOLMES
Мориарти меняется, и от взгляда Розамунд это не ускользает. Тот делает шаг к ней, и ей только и остается, что поднять пистолет снова. И раз она до сих пор дышит, значит, подобный жест был ей разрешен. Она не может сделать ничего другого. Ведь если она отступит, это означает, что она если и не боится, то точно готова пойти на уступки, что в корне неверно. Стрелять тоже было глупо, даже в воздух – это может стоить ей жизни. Был вариант остаться на месте и продолжать бездействие, но перед ней был не какой-то беззащитный наркоман с улицы, а гениальный преступник. Он тоже мог быть напичкан разного рода оружием с головы до пят, и невооруженным взглядом это бы не было замечено – Марлоу это знает, как никто другой. Так что ей нужно держать Мориарти на расстоянии, и лучший способ сделать это – вновь наставить на него пистолет.
(Продолжение)
RICHARD Z. WETTINER
Janine Hawkins
MAGNUSSEN
MYCROFT HOLMES

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock Holmes. 2 Shot » ► Private ◄ » Hey, I just met you


Hey, I just met you

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Hey, I just met you

http://s8.uploads.ru/NKkct.jpg http://s2.uploads.ru/ONScw.jpg

Участники:
Molly Hooper, Mary Morstan

Время и дата:
10.03.2011

Розамунд нужна украденная флешка. Бейкер-стрит была обыскана от и до, но успехом дело не закончилось. Поэтому Марлоу следит за окружением гениального детектива, вычисляет приближенных к нему людей,  и вскоре ее выбор падает на "серую мышку" Хупер, чью спальню Холмс когда-то использовал, чтобы переждать опасную для Бейкер-стрит ночь. Может, флешка могла быть там? Приобретя новый образ, обзаведясь акцентом и придумав себе очередное прошлое, Розамунд собралась это выяснить.

+2

2

Молли покидает здание Бартса в начале седьмого утра. Рассветное солнце такое непривычно яркое, что город вокруг похож на диснеевский мультик, где все кончается хорошо, потому что – ну, а как иначе-то должно быть для детей? Тишина здесь не звенит и вообще не делает ничего такого, в чем ее можно было бы упрекнуть. Она абсолютна, безмерна и неприкосновенна, в эту минуту предназначенная только для нее и ни для кого больше. Воздух прозрачен, звенит чистотой и пахнет холодом, Молли поднимает голову кверху, подставляя лицо ветерку. Если пыль оставит на ней след, она станет похожа на нелепого грустного клоуна. Тот, кто смеется всегда, над этой ее мыслью почему-то не хохочет, хотя обычно возникая расплывчатым образом в плохие или просто усталые дни, как этот, говорит, говорит, говорит, говорит, говорит, говорит, поет, взрывает петарды, дует в свисток, рычит, подвывает, улюлюкает, хлопает в ладоши, стучит ногами по полу, как испорченный ребенок, которому запретили Апокалипсис перед обедом, а еще снова говорит, говорит и говорит. Засевший в ее мыслях Шерлок определенно лучше, по крайней мере, он всегда молчит, и она, зажимая уши, украдкой пытается молиться, но обнаруживает, что не помнит нужных слов; Отче наш, который на небе и на земле, да будет воля твоя, только не введи меня в искушение, все путается, смешивается, как детские разноцветные кубики – черные, белые, красные, желтые рассыпаются по бесконечному лабиринту, из которого нет выхода, минотавр одержал победу, Отче наш, который есть на небе и на земле, но нет там, где надо, чем ты тогда лучше людей, скажи мне, чем, избавь меня от дьявола, ибо Твое есть Царство и слава, а мое есть, или не мое, хотя не было там таких слов, мое есть ничего, избавь меня от призраков, не знаю, не знаю, не знаю…
Молли зябко поднимает воротник куртки, флегматично оглядывает полупустую улицу – город еще сонно переворачивается с бока на бок, доглядывая последний сон. В наушниках Леди Гага чередуется с седьмой симфонией Бетховена – ее кидает в крайности даже в музыкальных предпочтениях, в руке увесистый пакет, мир дробится в брызгах луж, еще не высохнувших после прошедшего ночью дождя, когда она по ним проходит и прохлада, забираясь под одежду, чуть щекочет шею и плечи. Она широко зевает, едва не проглотив какого-то залетного здоровенного жука, живот недовольно бурчит, требуя завтрак получше. До сведения скул хочется блинчиков с кленовым сиропом и литра три кофе, чтобы прочистить голову. Бороться со своими слабостями патологоанатом никогда не умела, поэтому заворачивает в первую же попавшуюся круглосуточную забегаловку и выходит оттуда с заметно улучшившимся настроением и пончиком размером со всю Британию.
Женщину Хупер замечает практически сразу – людей на улицах почти нет, но вот здрасьте вам, шатенка, примерно ее лет, плюс-минус, с удивительно располагающим, но каким-то нервозным, потерянным лицом. Пройти мимо – проще всего, в конце концов, это не ее забота, но совесть шипит и колется тысячью игл, поэтому она подходит ближе.
- Простите, у Вас все в порядке? Может, я могу как-то помочь? – говорить с Британией во рту не так-то просто, поэтому она делает гигантский глоток и на всякий случай повторяет вопрос, но уже более внятно.

+2

3

[AVA]http://se.uploads.ru/Wf03a.jpg[/AVA] Яростное желание отстричь мешающиеся и лезущие в лицо волосы покинуло Розамунд в тот же момент, как только план полностью был продуман в ее голове. Почти сутки она потратила на проработку нового образа. В эту проработку входила покупка новой одежды, покраска волос в еще более ядреный черный, и, конечно, погружение во французскую атмосферу. Этому способствовали французские фильмы без английской озвучки, книги, песни, вербальная практика. Особое время Марлоу уделила характерному “р”. Она не владела языком в совершенстве, но ее план вполне себе позволял несовершенство. И вот, когда образ был закончен, остатки едкой краски стерты с кожи головы, лба и ушей, а запах с трудом выведен, Роз сверилась с графиком мисс Хупер и отправилась на улицы Лондона.
Марлоу следит за Молли от самых дверей Бартса. Она старается не отводить взгляда от своей цели, но держится на разумном расстоянии, чтобы не возникло никаких подозрений. Пальто с высоким воротом (выбор на него пал неслучайно) плотно застегнуто, поэтому яркие цвета одежды под ним не привлекают внимания редко встречающихся людей, а каблуки достаточно низкие, чтобы не издавать много шума. Иногда Розамунд для вида рассматривает витрины закрытых магазинов, сливаясь с серой массой горожан. Мисс Хупер сворачивает перекусить, а Марлоу проходит с десяток метров дальше, по пути преображаясь – вспоминая акцент, распахивая пальто (ледяной ветер пробирается и заставляет ежиться, но это были издержки образа), взъерошиваясь и принимая ошалело-испуганный вид.
Хупер просто обязана была купиться.
Так и случилось.
– Да! Да, s'il vous plaît!1 – при виде своей помощницы Розамунд сильно оживляется, начинает делать вид, что английские слова у нее подбираются с трудом, и жестикулируя при всем этом так бурно, словно это могло как-то помочь ей в знании языка. – Мой… la valise?..2 Сумка! Квадратная сумка! Ее забрали!
В порыве ненастоящих эмоций Розамунд даже на мгновение хватается за запястья Хупер, но тут же отдергивает руки. Во-первых, это было очень невежливо. Во-вторых, “незнакомка” ела, а кофе в стаканчике наверняка был очень горячим, и она очень не хотела быть причиной, по которой добрая леди выльет на себя свой напиток. Пока что.
На локте у Розамунд висела обычная женская сумка небольшого, повседневного для мегаполиса размера, в которой она, словно спохватившись, принимается вдруг копаться.
– Здесь паспорт, – на фальшивое имя, конечно же, – билеты на обратный... как это? Рейс! Здесь телефон, но деньги, одежда, карта и все остальное было там!
Розамунд крутится на месте, буквально хватается за голову, встрепывая волосы еще сильнее, и чуть ли не плачет – настолько потеря несуществующего чемодана кажется ей трагичной, даже если учитывать тот факт, что ей не нужно будет проходить через процесс восстановления документов.
– Oh, mon dieu,3 – принимается суетливым шепотом повторять Розамунд.
В момент выдохшись, Марлоу обессиленно опускает руки, перехватывая сумку в сжатые пальцы, отходит на полшага, разворачивается и просто присаживается на ограждающий какую-то клумбу забор высотой по колено. Она сильно опускает плечи в беспомощном действии и делает глубокий вдох, а затем опирается локтями о колени и подпирает одной рукой подбородок.
– Вы можете пройти мимо, как и все остальные, – уставшим от отчаяния тоном произносит Роз.

1 S'il vous plaît – пожалуйста; будьте добры.
2 La valise – чемодан.
3 Oh, mon dieu – О, господи.

Отредактировано Mary Morstan (29th May 2017 21:49)

+2

4

Хупер всегда считала себя человеком маленьким. От которого ничего не зависит, который больше все портит, чем кому-то помогает. Да и героическое амплуа у нее не ахти какое. Природа обделила ее эффектной внешностью, не говоря уже об остром уме, ее лицо известно лишь паре-тройке знакомых и коллег. Она – мышь, серая мышь. Самый маленький и бесполезный герой в трико.
Но сейчас у нее, кажется, нет никакого выбора, иностранка (Молли быстро начинает жалеть обо всех прогулянных в школе уроках французского) едва не плачет, еще бы – одна, без денег, в чужой стране… Что делать? Уйти, оставив несчастную на улице? О таком и помыслить невозможно – не дай бог еще что-нибудь произойдет, хотя взять у бедняжки особо больше нечего. Вести в полицию? Да они без толку потратят кучу времени, а ее дома ждет голодный кот, нельзя оставлять его одного так надолго. И денег, чтобы снять женщине номер в отеле ей точно не хватит. Остается одно, отдающееся в мыслях скрипучим «опрометчиво». От голоса разума она впрочем отмахивается, поудобнее перехватывая пакет и еду. Отмахивается – не столько потому, что у нее действительно нет выбора, сколько потому, что даже не думает о том, что вообще можно отказаться.
- Вот что, я так понимаю, Вы еще не успели нигде остановиться? Давайте пока поедем ко мне домой, а там разберемся, хорошо? Вы только не расстраивайтесь так, у меня есть знакомые в полиции, думаю, они помогут найти Ваши вещи, - Хупер не верит собственным словам, произнося их скорее из желания поддержать безутешную незнакомку. В Лондоне слишком много подобных краж, чтобы всерьез расследовать каждый прецедент, кроме того, все ценное наверняка уже было извлечено, а сама сумка, должно быть, валяется сейчас на дне мусорного бака.
Последствия есть у всего, ничего не попишешь, эффект бабочки и все такое – даже от незначительного вмешательства все может перевернуться с ног на голову, возможно не здесь и не сейчас, но это, как ни крути, не пытайся поправить и свести на нет, не откладывай и не отрицай, случится. Молли давно научила себя: если уж что-то делаешь, то будь готова принять последствия, другой вопрос, что невозможно заранее предугадать, какими они будут и как на тебя повлияют.
- Меня кстати Молли зовут, - просто, почти по-детски сообщает она, когда они, преодолев маршрут улица-метро-улица, добираются до ее квартиры, и протягивает освободившуюся руку для пожатия. – Молли Хупер.
Пока Тоби, обнюхав ноги иностранки, с выражением полного презрения к окружающему миру удаляется на кухню, задрав трубой пушистый хвост, Хупер поспешно тараторит, извиняясь, объясняя, что он всегда такой, ничего личного, если сам не подойдет – гладить лучше не стоит, у него капризный характер и людей, которых он не оцарапал при первом знакомстве раз-два и обчелся. Сбивается, перескакивает с извинений за кота на извинения за небольшой беспорядок – эти внезапные ночные смены, пришлось собираться в спешке, и кажется, дома нет никакой еды, она редко готовит, хотя к чаю вроде что-то точно оставалось, печенье или мармелад… да, точно, мармеладные мишки, они такие, в пакетиках.
- Вы проходите, я сейчас заварю чай, и мы вместе подумаем, как решить Вашу проблему, - заканчивает она, надеясь, что новая знакомая разобрала хоть что-то из этого потока сбивчивой речи.
Отоспаться после ночной смены ей сегодня, похоже, так и не удастся.

+2

5

[AVA]http://se.uploads.ru/Wf03a.jpg[/AVA] Что же, это оказалось даже проще, чем ожидалось. Розамунд мысленно приготовила длинную речь, которую намеревалась разбавить импровизацией, на случай, если ее вдруг сразу поведут в полицию или куда-то еще. Такое было маловероятно, но все-таки. Существовала и вероятность того, что ей просто дадут небольшую сумму на ночь в отеле, и поминай, как звали. Но нет, мисс Хупер выбрала верный вариант, полностью исключающий угрызения совести, и поступила так, как от нее и ожидали.
В метро Марлоу опасливо жмется к своей новой знакомой, полная недоверия к каждому человеку вокруг нее. Народу было много, поэтому это действие казалось даже вполне естественным – масса людей просто вжимала себя друг в друга, и они с Молли не стали исключением. Роз крепко стискивала пальцами свою сумку, поглядывала на ни в чем не повинных (наверное) личностей, словно те могут всадить ей нож в спину. Ну а что поделать, недоверие к тем, кто не проявил никакой заботы к ней наверняка было вполне разумным инстинктом сейчас.
После относительно теплого метро, наконец остывшая после “побега” за похитителем ее вещей француженка наконец застегивает пальто и вновь поеживается, осознавая по-настоящему, какой все-таки холодный ветер в Лондоне.
– Габриэлла Ларивьер, – дружелюбно улыбается Розамунд, с радостью протягивая руку для ответного рукопожатия.
С ее стороны не звучит никаких “приятно познакомиться” или каких-то комплиментов по поводу квартиры. Все это сейчас – ненужное, находящееся далеко не на первом плане для человека, который только что потерял большинство своих вещей. О каком приятном знакомстве может идти речь, когда обстоятельства настолько негативные? Да и не до элементов интерьера сейчас было, честно говоря.
Единственное, на что Роз обращает внимание, настоящее, свое, не только своего образа – кот. Это маленькое пушистое чудо вызывает у нее абсолютно искреннюю улыбку и восторг, и она даже опускается на корточки, чтобы протянуть к нему руку. С ее стороны раздается негромкий звук, который обычно издают при умилении – что-то вроде довольного писка. Кот игнорирует ее, однако Розамунд это совершенно не расстраивает. Она улыбается и молчит в ответ на суетливые и трогательные оправдания мисс Хупер, думая только о том, как бы завоевать внимание и расположение чудесного кота. Ну, и о пропавшей флешке, конечно же.
Сняв обувь и повесив на крючок верхнюю одежду, первым делом “Габриэлла” проходит в ванную комнату. Там она, пока моет руки, осматривает помещение, незамедлительно обнаруживая сразу несколько мест, которые могут служить потайными местечками. Времени у нее немного, а чай заваривать Хупер не будет вечно, так что Розамунд проверяет лишь несколько из мест, к которым есть сейчас доступ – под мыльницей, под раковиной, бегло оглядывает содержимое шкафчиков. Она более детально осмотрит их позже, но никто не гарантировал того, что флешка была спрятана надежно. Вдруг Шерлок Холмс наконец-таки сглупил. Вытерев руки полотенцем, Роз прошла на кухню, не забывая осматриваться под предлогом банального природного любопытства.
– Спасибо Вам огромное, мисс Хупер, – да, спасибо за наивность. – Вы потрясающе смелая и добрая женщина.
Розамунд решительно пересекает кухню и стискивает Молли в крепких благодарных объятиях, истинная цель которых, конечно же, в ненавязчивом обшаривании карманов. Ну а что, тоже был вариант.
– Ваш партнер не будет против моего присутствия? – спрашивает она негромко, пока ее руки под видом разглаживания чужой кофты от таких эмоциональных объятий проверяют боковые карманы джинсов Хупер. Задние проверит как-нибудь позже.

+2

6

Нет такой проблемы, которую нельзя было бы решить, имея чашку крепкого чая с лимоном - в этом Молли Хупер была уверена. Разве что, смерть явно была неприятностью не решаемой горячими напитками - можете спросить у трупов в морге. Лимон еще ни одному из них не помог и это было грустно. Впрочем, это не мешало девушке всегда иметь парочку в запасе, даже если в холодильнике было шаром покати. Набирая воду в чайник и смиренно дожидаясь пока она закипит, Молли рассуждала правильно ли поступила, позвав в дом незнакомку с улицы. С одной стороны, она не могла поступить иначе - женщине требовалась помощь, оказать которую было некому. Да и комплексы, то и дело проявляющиеся и влияющие на поведение молодого патологоанатома никогда, не  унимались и буквально настаивали на проявлении заботы к ближнему, даже в те моменты, когда о ней никто не просил. Да, Молли было жизненно необходимо быть кому-то нужной, помогать и чувствовать благодарность, замещающую любовь.   А с другой - назойливое подсознание находило в ситуации нечто подозрительное и довольно таки глупое. Тащить в свое жилище всех, кто встречался на пути было не самым предусмотрительным действием. Сколько жертв подобного милосердия привозили в секционную с проломленной головой и пустым бумажником? "В месяц или в день?"   Довольно много, и стать одной из посетительниц собственного анатомического театра очень не хотелось.
Так или иначе, дело было сделано и выгнать француженку было бы крайне неловко. Радость на ее лице дорогого стоила и отнимать недавно подаренную надежду было бы верхом дурного антисоциального поведения. "Ну, что может случиться?" - успокаивала Хупер себя, наполняя чашку ароматным чаем. "В конце концов, не убьет же она меня... А если и так, то мало кто расстроится..." Отсутствие должного внимания к себе и принижение собственной значимости были своеобразной фишкой молодого врача. Очень неприятной и некрасивой, но давно устоявшейся, от чего ставшей родной. Требуется отдать должное Молли - она не набивала себе цену подобными мыслями или заявлениями, она действительно так считала и не гнушалась этого, относясь, как к должному.
- Ну, что Вы... - только и успела сказать девушка, а затем испытала объятия, по силе больше походившие на сжатие тисков, - Не стоит...
Не смотря на возраст, Хупер не привыкла к такому проявлению внимания или благодарности. В ее семье не было принято лезть друг к другу по каждому поводу, оставляя нежности на по-настоящему важные случаи, коих происходило не так уж и много. Может быть, если бы большая часть семьи не погибла при разных обстоятельствах, сейчас они проявляли бы заботу друг к другу чаще, но не случилось. Увы. Так или иначе, этот жест заставил Молли глупо улыбнуться - было тепло и приятно. Пусть Габриэлла и была почти незнакомкой, зато уже отлично вписалась в картину мира хозяйки дома, успевшей позабыть о своих опасениях и размышляющей о том, в какой из комнат постелить своей гостье.
- Кто, простите? - не сразу поняв о чем идет речь, девушка вопросительно всмотрелась в лицо собеседницы и только спустя пару секунд сообразила, что та имела в виду.
- А.. Партнер... Забавно, но первым делом она вспомнила Шерлока - единственный образец мужчины, которого хотелось бы видеть в указанной роли. Конечно же он был бы против - здравый смысл в его голове не граничил с заниженной самооценкой, что позволяло рассуждать куда более объективно. Выдуманному Холмсу, возвращающемуся домой и вешающему шарф рядом с чужим пальто, определенно не нравилось присутствие нового лица и как Молли должна была от него избавляться, ему было без особой разницы. Впрочем, эту тяготу он был готов взять на себя. Учитывая мерзкий характер и полное непонимание окружающих, ему это удалось бы с легкостью.
- У меня нет... Партнера... - само это слово что-то задело в душе Молли, да настолько, что никак не хотело выходить из головы. Наконец высвободившись, она опустила желтые кружочки лимона в кружки и подвинула одну из них новой знакомой.
- А Вас кто-нибудь ждет там? - она неопределенно кивнула головой в сторону окна и добавила, - Во Франции.
Отчего-то, девушка была уверена, что обладательница французского языка, в котором она сама ничего не понимала, была именно оттуда. Стереотипы.
- Наверное, они за Вас беспокоятся... Вы можете позвонить, если хотите.
Отхлебнув кипяток из своей чашки, Молли почувствовала, как все вокруг окрашивается в теплые тона. Все-таки нет ничего лучше чашки горячего чая с лимоном.

+2


Вы здесь » Sherlock Holmes. 2 Shot » ► Private ◄ » Hey, I just met you