► THE PRESENT ◄

[22.03.2011] Silence propagates itself - Eurus Holmes
[04.03.2011] Comrade Captain, what else can I say? - Bill Wiggins
[08.03.2011] Tell me the function of these relics - Elizabeth Miller
[13.03.2011] She is not the first to want my death - James Moriarty
[22.03.2011] Society prepares the crime; the criminal commits it. - John H. Watson
[16.04.2011] Canary - Sherlock Holmes
[21.04.2011] Sometimes just one second - Martha L. Hudson

► PRIVATE ◄

[20.01.2011] Give me drugs - Sherlock Holmes
[30.01.2011] Не простая задача - Sherlock Holmes
[10.03.2011] Hey, I just met you - Mary Morstan
[12.04.2011] Prison - is a lack of space and the excess time. - Sherlock Holmes
[17.05.2011]Welcome to the masquerade - Oliver Morgan
[17.06.2011] Would you like to… - Sherlock Holmes
[24.06.2011] Memento mori - Martha L. Hudson
[21.10.2011] Розенкранц и Гильденстерн почти мертвы - Ronnie Miller

► PAST ◄

[12.10.1999] Добро пожаловать в семью! - Elizabeth Miller
[18.01.2009] Not so easy to become a detective - Ronnie Miller
[10.05.2009]It's such a secret place, the Barts - Sherlock Holmes
[30.07.2009] Love is just a game - Oliver Morgan
[xx.xx.xxxx] Детские шалости - Charlie Miller
[27.03.2010] not beauty will save the world - Carolina Malory
[29.03.2010] Death does not wait - Molly Hooper
[29.11.2011] Ночь в театре - Oliver Morgan

► Alternative ◄

[31.01.2011] See my insanity - Sebatian Moran
[25.12.2011] Mayday, Mayday, Mayday - Deneuve Whelan

[19.01.2012] Сказка ложь, да в ней намек. - Oliver Morgan

[06.01.2015] Hat sich in deinen Kopf gepflanztg - Sherlock Holmes

[xx.xx.2015] The only life worth living - Mary Morstan

Вверх страницы
Вниз страницы

Sherlock Holmes. 2 Shot

Объявление

JAMES MORIARTY

ELIZABETH MILLER
Мориарти меняется, и от взгляда Розамунд это не ускользает. Тот делает шаг к ней, и ей только и остается, что поднять пистолет снова. И раз она до сих пор дышит, значит, подобный жест был ей разрешен. Она не может сделать ничего другого. Ведь если она отступит, это означает, что она если и не боится, то точно готова пойти на уступки, что в корне неверно. Стрелять тоже было глупо, даже в воздух – это может стоить ей жизни. Был вариант остаться на месте и продолжать бездействие, но перед ней был не какой-то беззащитный наркоман с улицы, а гениальный преступник. Он тоже мог быть напичкан разного рода оружием с головы до пят, и невооруженным взглядом это бы не было замечено – Марлоу это знает, как никто другой. Так что ей нужно держать Мориарти на расстоянии, и лучший способ сделать это – вновь наставить на него пистолет.
(Продолжение)
RICHARD Z. WETTINER
Janine Hawkins
MAGNUSSEN
MYCROFT HOLMES

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Sherlock Holmes. 2 Shot » ► The present ◄ » Comrade Captain, what else can I say?


Comrade Captain, what else can I say?

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Comrade Captain, what else can I say?

http://s02.radikal.ru/i175/1704/2b/f72dad55a3cc.gif

http://s009.radikal.ru/i310/1704/f4/2a30a1425d71.gif

Участники:
Dimmock,  Bill Wiggins, Ronnie Miller

Время и дата:
04.03.2011

Наркоманы часто умирают от передоза. Но что, если в очередном наркопритоне найден труп, а вскрытие показало, что это не передозировка, а отравление, яд? Главный подозреваемый - разумеется химик, умеющий смешивать все на свете. И правда, если это не он, то кто, не A.G.R.A. же.

+1

2

Наркотики - гиблое дело. Сколько раз инспектуру приходилось накрывать наркопритоны, сажать наркаманов, но они все продолжали появляться, как вирус, который невозможно устранить. Сам Диммок веществами никогда не увлекался. Максимум, что он мог себе позволить - сигарету, да и то лёгкую. Даже кальян не курил. Когда-то давно, ещё когда он учился, однокурсники предлагали ему травку и какие-то таблетки, чтобы было веселее, но он всегда отказывался. Их пути с теми ребятами разошлись, но кто бы мог подумать, что вскоре они встретятся в наркопритоне, когда молодой инспектор будет вынужден констатировать их смерть. Каждый сам выбирал себе дорогу, кто-то шёл по наклонной, а кто-то шёл в гору.
В Скотланд Ярд пришло очередное оповещение, а, значит, нужно было непременно принять вызов. Очередной наркоман откинулся, но, по словам тех, кто производил непосредственно задержание подозреваемое, что-то было не так.
Инспектор поправил галстук и сел на заднее сиденье служебного автомобиля. Мигалки в этот раз никто включать не стал, "клиент" теперь уже никуда торопится. А что ему, своё он уже отбегал. Единственное интересное, что для себя отметил Диммок - задержанный. Откуда взялся подозреваемый, если произошла передозировка, то как кто-то может быть виноват? Не накачивались же человека наркотиками против его воли? Хотя инспектор бы уже ничему не удивился. В голове сразу возник один из случаев, которые приходилось расследовать. Несколько лет назад они производили задержание двух молодых людей, которые похищали проституток, очевидно, что те сами садились в машину, им ведь платили за это деньги, а после накачивали их наркотиками и заставляли работать на них за еду. Сели тогда эти двое надолго. Диммок лично позаботился о том, чтобы этих двоих упрятали за решетку. Такого омерзения к подсудимым он не испытывал никогда. Преступления бывают разными, но как можно творить такое...?
Машина остановилась. Приехали. Инспектор вышел из машины и огляделся. Выглядело все довольно печально, напоминало помойку. Территория уже была огорожена лентой. Мужчина наклонился, пересекая "разделительную линию", и направился в подвал, в котором, вероятно и находился труп. Инспектор не ошибся, мертвый мужчина лежал в углу. На вид лет 35, больше Диммок сказать ничего не мог. Нужно познакомиться с тем, что известно.
Прямо перед носом появилась Миллер. Девушка-полицейский. Мужчина кивнул в знак приветствия, ожидая ответной реакции. Времени на долгие беседы у них не было, потому, только факты. Сейчас инспектор намеревался узнать все, что удалось узнать о погибшем: имя, фамилию, дату рождения, возможные причины смерти. Обрывок разговора с подозрением на то, что это именно преступление и убийство, а не передозировка наркотиками, он уже слышал. Подтвердит ли эту гипотезу Ронни?
- Что удалось узнать о погибшем? Я слышал, что есть подозреваемый. Убийство наркомана? Возможно, просто не поделили свою дозу, на практике такое случается. - мужчина выразительно посмотрел на девушку, ожидая ответа на вполне конкретный вопрос.
- В таком случае, где находится подозреваемый? Полагаю, нужно немедленно допросить его. Но, в любом случае, нам нужно сделать запрос в морг, только после вскрытия мы сможем точно определить, убийство это или просто несчастный случай.
О том, что подозреваемый в убийстве - химик-наркоман, Диммок пока даже не догадывался. Пока что инспектор был склонен считать, что это обычная смерть от передозировки.

+2

3

Такое случается сплошь и рядом. Все мы умрем рано или поздно. Единственное, что нам неизвестно, так это то, где и когда подобное случится. Неприятно это осознавать, но это норма. В подобном месте случается особенно много подобных случаев. Каждый третий тут погибает от передоза, если Билл вовремя не уследит. Это очень и очень ожидаемо. Поэтому очередная смерть – была лишь очередной смертью, пока Уиганс не заметил, что реакция у убитого иная, чем от передоза. Очень схоже, но все же это не одно, и тоже.
«Замечательно. Его отравили».
Сделав мысленное умозаключение, парень лишь пожал плечами. Собственно, ему всегда было немного безразлично жизни остальных. Конечно, его задевала, чья та смерть, особенно, когда это происходило рядом.
Самое печальное в этой историй то, что он единственный, кто знал, что и как смешивать. Жалко мужчину, который тут кажется, был очень долго. Вроде его звали Скотт. Да, его звали Скотт и он  был всегда скрытен и не общителен. Билл даже не интересовался тем, как он сюда попал.
Попавшись под подозрение, мужчину увели в сторону и начали задавать вопросы, на которые он не спешил отвечать. Не было смысла. Это были обычные полицейские, которые тешили лишь свое самолюбие. Он ожидал главную пешку, которая должна была появиться в любой момент.
- Долго мне тут еще сидеть? – на этот вопрос никто не мог дать точного ответа.
Сколько его могут держать, пока не докажут его вину? Сколько по времени? Когда он может начать горланить, чтобы его отпустили?
Только куда отпустить? Он тут проводил очень много времени. Да и любопытство перевешивало здравый смысл.
- Я бы не отказался от чашечки кофе.
На его просьбы не было ответа, только девушка хихикнула и с отвращением повела свои носик.
- Как это не уважительно с вашей стороны, - уже себе под нос пробубнил химик.
Никто особа не интересовался им, но все косо начали на него поглядывать, словно он был кем-то вроде экспоната. Вот только он был обычным человеком.
Хотелось с кем-нибудь поговорить, но тут было никого. Абсолютно никого, кто бы мог его заинтересовать. Совершенно. От этого становилось не по себе. И тут он понял, что хочет уйти. Но это покажется странным.
Откинувшись на спину, парень тяжело вздохнул и подтянулся.
- Я всю ночь не спал, кто-нибудь, принесите мне кофе!

+1

4

Ронни Миллер приехала в Лондон четыре года назад, три из которых она проработала в Скотланд Ярде, и, не смотря на такой относительно долгий срок службы, преступный мир города не переставал ее удивлять. Казалось, что с каждым годом люди, о которых говорят:  «вне закона» - становились всё изощреннее, словно им самим надоели эти банальные сценарии развития сюжетов и теперь они соревновались между собой, пытаясь придумать что-то более оригинальное, чем было у предшественников. Но, так или иначе, практически каждый предложенный ими сценарий имел прототип, возможно с небольшими поправками, который уже  оставил свой след в истории преступного мира Лондона. И все же, как бы грубо и цинично это не звучало, подобные деяния нравились Ронни больше, чем простые убийства на бытовой почве, когда один супруг огревал второго по голове сковородой…
Сегодня Миллер прибывала на ночном дежурстве, которое проходило тихо и спокойно, поэтому чтобы не уснуть, от безделья разбирая скучную документацию и протоколы, девушке пришлось не раз воспользоваться помощью такого чудесного напитка как кофе. И только когда первые лучи солнца начали проникать в кабинет, напоминая, что смена скоро закончится и Ронни сможет поехать домой, раздался телефонный звонок. Вызов…
«Утро, заброшенное здание, ставшее пристанищем для наркоманов, и подвал, в котором нашли тело – есть ли дело проще?» - это было первое, о чем подумала Миллер, спускаясь по полуразрушенной лестнице. Сырое, темное помещение с обшарпанными стенами встретило девушку неприятным холодом. Как только глаза привыкли к темноте, окутывавшей подвал, Ронни смогла разглядеть человека, лежащего в самом дальней углу комнаты. Она успела лишь включить свой фонарик и, надев стерилизованные перчатки, пощупать пульс, которого естественно не было, но проверить все же стоило, впрочем, даже через латекс Миллер ощутила под пальцами ледяную кожу, и быстро обыскать карманы, которые, что было в полное очевидно, оказались пусты, прежде, чем появился эксперт-криминалист, приступивший к первичному осмотра трупа. Ронни, потоптавшись на месте и ещё раз окидывая тело пристальным взглядом, смиренно направилась опрашивать очевидцев, к показаниям которых Миллер ещё до начала расспросов относилась скептически. Во-первых, стоит ли всерьез воспринимать слова наркоманов, ведь вряд ли в этом здании есть люди не под дозой, а во-вторых, есть ли в этом смысл, ведь все слишком очевидно – передозировка. Но дело приобрело более интересный оттенок, когда эксперт так и не смог прийти к конкретному выводу, больше склоняюсь к версии отравления.
«Подкрепление» прибыло, когда место преступления было отцеплено, несколько зевак толпились около желтой ленты, постоянно прислушиваясь и вытягивая шеи, а Ронни уже удалось собрать кое-какую информацию. Тяжело вздохнув и пыхтя от недовольства, Миллер направилась к инспектору. «Почему как что-то интересное, так дело сразу передают кому-то другому?» - девушка не раз задавала этот вопрос не только у себя в голове, но и своему непосредственному начальнику, а тот лишь снисходительно улыбался, ссылаясь на ее «незрелость». И с этим фактам Миллер вынуждена была согласиться, ведь у нее действительно ещё мало опыта, но человек, который, по всей видимости, теперь будет вести дело, был примерно ее возраста, что не могло не задеть девушку. Ведь хоть она и не являлась карьеристкой, но сейчас работа была ее единственным увеличением и занимала почти все двадцать четыре часа в сутки. А тратить это время на простейшие и самые заурядные происшествия Миллер совсем не хотелось.
Инспектор, –  сухо произнесла Ронни вместо приветствия, отвечая на такой же не более эмоциональный кивок мужчины. Миллер несколько раз пересекалась с ним в участке, но работать вместе им еще не доводилось. Но девушке определенно понравилось, что Диммок сразу перешел к самому главному, не тратя время на разговоры ни о чем. – Документов у убитого не обнаружено. Здесь его называли Скотт, но прозвище это или настоящее имя неизвестно. Примерный возраст тридцать пять – тридцать шесть лет. Телесных повреждений нет, так что вариант убийства при дележке дозы отпадает, – Миллер цокнула языком. Внесение какого-то, хоть и малого вклада в расследование доставляло ей удовольствие, а возможность оспорить версию, выдвинутую кем-то другим, радовала еще больше. – Эксперт склоняется к версии с отравлением, но не наркотиками.
На просьбу или скорее приказ показать подозреваемого, Ронни махнула рукой, как бы прося пройти к месту, в котором он находился под присмотром нескольких полицейских, пытающихся вытянуть из мужчины хоть какую-то информацию.
Вы не особо-то верите в вариант отравления, верно? – слегка хмурясь, спросила девушка, заметив скептический взгляд инспектора, пока они шли до автомобиля. – Мне удалось опросить несколько более-менее адекватных личностей, обитающих в этом здании. По их словам Скотт пытался бросить и перешел на  какие-то более легкие и дешёвые препараты, передозировка которых чаще всего вызывает остановку дыхания. В таком случаи труп имеет синюшно-багровый цвет, грудная клетка выпирает, а лицо отекшее. Убитый выглядит по-другому, – как бы между прочим добавила Миллер, пожимая плечами, но она специально применила к трупу определение: «убитый», ведь сама склонялась именно к этой версии.

Отредактировано Ronnie Miller (10th Jun 2017 19:32)

+1

5

Диммок проследовал за коллегой, попутно слушая ее рассказ. О Ронни он слышал от других, но вместе расследовать дело им предстояло впервые.
- Значит отравление? – инспектор вложил в свой вопрос скорее риторическую интонацию, ему не слишком верилось в то, что кому-то понадобится убивать наркомана, да и какой в этом смысл? Серьезные люди по таким местам не шастают, скорее всего, этот мужчина, Скотт, обычный гражданин, который когда-то подсел на запрещенные вещества.
Скепсис инспектора был считан то ли с его лица, то ли Миллер все-таки уловила его интонацию, вследствие чего дала некоторое пояснение:
– Вы не особо-то верите в вариант отравления, верно? Мне удалось опросить несколько более-менее адекватных личностей, обитающих в этом здании. По их словам Скотт пытался бросить и перешел на какие-то более легкие и дешёвые препараты, передозировка которых чаще всего вызывает остановку дыхания. В таком случаи труп имеет синюшно-багровый цвет, грудная клетка выпирает, а лицо отекшее. Убитый выглядит по-другому.
Заявление девушки выглядело весьма правдоподобно, в конечном итоге, сам инспектор еще не успел ознакомиться со всеми материалами дела. То, что он (убитый) пытался бросить, еще можно опровергнуть, в конечном итоге, это всего лишь слова свидетелей, да и понятие бросить очень относительное. Бросить то многие пытались, а вот удалось лишь единицам.
Но вот то, что труп выглядел не естественно, уже вызывало вопросы. В самом деле, биологическую реакцию человека на действие препаратов невозможно подделать. Невозможно ведь (?)
- В таком случае, нам точно нужно дождаться экспертизы. – Мужчина задумчиво смотрел вперед, стараясь проанализировать ситуацию. Он работал инспектором уже очень давно и на его счету было достаточно много раскрытых преступлений (не раскрытых, увы, тоже).
Они подошли к комнате, в которой находился подозреваемый. Пока ордера на арест у них не было, все, что они могли – допросить его и то, в том случае, если он не откажется от дачи показаний.
- Почему ты считаешь, что этот мужчина мог совершить преступление? Что отличает его от остальных обитателей этого притона? - интересуется мужчина. В том, что выбор был сделан не случайным, можно было быть уверенным. С той информацией, которой они располагают, убийцей, если это действительно не была передозировка наркотиками, мог оказаться любой из здешних обитателей.

Диммок заметил, что подозреваемый ведет себя вызывающе, он подошел вперед и не церемонясь, ответил на его вопрос, пусть адресовался он и не ему:
- Не желаете получить пончик с Джемом к своему кофе? – скептично интересуется мужчина и добавляет:
- Если вы хотите спать, то должны дать показания, после чего мы вас отпустим, до выяснения деталей дела. Меня зовут Диммок, мою коллегу, - инспектор кивает на Миллер, - Ронни. 
Человек перед ним был бледен, с потухшими голубыми глазами с лопнувшими сосудами. Это явный признак того, что он действительно не спал достаточно долго, впрочем, в таком месте это и не удивительно. Сложно было сказать, как много и как давно употреблял этот мужчина, но он казался каким-то… нормальным? Возможно, действие наркотиков уже закончилось или он просто не успел принять их, кто знает. По крайней мере, с ним можно было вести диалог, раз он в состоянии думать. Многие из тех, кто здесь был, просто лежали и не понимали, где находятся и что происходят. С улицы раздался сигнал, свидетельствующий о том, что подъехала еще одна машина скорой помощи. Инспектор непроизвольно повернул голову на звук, но, разумеется, никакой скорой из этой дыры он увидеть не мог.

0

6

– В таком случае, нам точно нужно дождаться экспертизы, – с этим утверждением сложно поспорить или предложить что-то более правильное, ведь было много случаев, когда первичный осмотр оказывался ошибочным, поэтому Миллер лишь покорно кивнула, замолкая. Она последовала примеру инспектора, пытаясь мысленно сопоставить все факты, чтобы выбрать несколько более вероятных версий, неосознанно сводя брови к переносице. Хмуриться – это вообще ее привычное состояние, злоупотребление которым уже оставило свой след на лице девушки в виде мимических морщинок.   
Коридор, в конце которого была комната, где находился подозреваемый, показался Ронни каким-то зловещем и, хоть девушка далеко не первый раз «прогуливалась» по заброшенным помещениям, именно это заставило ее поежиться. Но полицейские не боятся или хотя бы делают вид, что это так. «Еще представь, что ты в глупом фильме ужасов», – усмехнулась  про себя девушка, прогоняя нелепые мысли, и застегнула молнию кожаной куртки, словно это способно  придать ей уверенности.
– Он здесь, грубо говоря, управляющий или кто-то в этом роде, – немного неуверенно ответила Миллер на поставленный вопрос инспектора, прежде чем войти в комнату к подозреваемому. Ведь ее выводы были сделаны, основываясь исключительно на показаниях «гостей» притона, а сам мужчина отказывался отвечать на вопросы полицейских. – К тому же, он неплохой химик и один из тех немногих, кто в состоянии сделать что-то осознанно, большинство же, как ты уже успел заметить, скорее напоминают овощи. Пока это все, что удалось выяснить, предполагаемый отравитель больше требует, чем оказывает содействие следствию, – впрочем, последнюю фразу можно было и не говорить. Наоборот: было бы странно, если бы подозреваемый сразу вступил в спокойный диалог, без проявления всякой агрессии. Такое, конечно, тоже бывает, но чистосердечные признания случаются намного реже, чем поведение, которое сейчас демонстрирует подозреваемый. И словно в подтверждение ее слов, послышался требовательный голос мужчины, просящего принести ему кофе, словно он оскорбленный гость в кафе, окружённый официантами, а не обвиняемый в убийстве человек, находящийся среди сотрудников полиции.
– Не желаете получить пончик с джемом к своему кофе? – пока Диммок вступал в диалог с подозреваемым, начиная с некого сарказма, Ронни подумала, что тоже не отказалась бы от чашечки кофе и пончика, только не с джемом, она бы выбрала шоколад.
– Место преступления осмотрено, скажите, что тело можно забирать на экспертизу, – обратилась она к одному из двух полицейских, присматривающих за мужчиной. – Миллер, – исправила Ронни инспектора, услышав своё имя, которое ей, несомненно, нравилось, но детские комплексы все же давали о себе знать. Поэтому девушке было комфортнее, когда к ней обращались по фамилии.
После бессонной ночи, Миллер казалось, что едва ли она выглядит лучше, чем подозреваемый. Борясь с зевотой, она взглянула на наручные часы. Ночная смена уже закончилась, но Ронни была бы не Ронни, если бы сейчас отправилась домой, забыв об этом происшествии. Не сказать что случай неординарный и очень необычный, но есть в нем какая-та интрига. Нужно только позвонить миссис Стоун, женщине, что живёт в квартире над Миллер, что бы та сводила Скотти на утреннюю прогулку.
– Как думаете, у убитого была семья? – если инспектору нужно было собрать улики и вытянуть из задержанного все, что можно, то перед девушкой стояла задача узнать все о личности жертвы, а родные люди – лучший вариант это сделать. – Кольца на нем не было, но сейчас это не показатель, – обращаясь скорее к инспектору, нежели к подозреваемому, ведь Ронни казалось, что последний вряд ли заговорит так сразу, Миллер мельком пробежалась взглядом по руке сотрудника Скотланд Ярда. Впрочем, как решила девушка, это было скорее машинальное движение, ведь подобное ее мало интересовало.

+1

7

- А что? Тут дают пончики? И чего я раньше к вам не заглядывал.
Самодовольная улыбка. Он действительно посчитал, что скоро принесут ему и пончик и кофе.
- Я много раз видел сериалы, где и газировку приносят.
Какое разочарование. Никто не принес ему ничего. Печально это осознавать, но никто не собирался за ним ухаживать.
- Да бросьте, - удивленно приподняв голову, мужчина уставился на девушку, - кажется, что не только я хочу спать, - подмигнув брюнетке, Билл откинулся назад и цокнул.
Ему нечего было рассказывать. Все и так все знали. А так же его выбесил тот факт, что поймали только его. То есть привезли только его.
- Я не вижу смысла меня тут держать. Все, что я хочу сказать, вы и так уже знаете. Он соскочил. Я слежу за дозой. Они не погибают. Не все. Не там. Что Вы от меня хотите?
Когда он крепко и долго спал? Сон вообще редко посещал его. В целом, ему хватало и 4 часов в день. Очень даже хватало, но у него был своего рода график дня и сейчас было время сна. Наркоманы не активны после раннего утра, там начинается пассивная часть дня.
- Был, но она его бросила и ушла с детьми. Не знаю сколько у него детей было, обычно он не говорил ничего про них. А вот жена была. Кольцо он уже давно снял, поэтому не увидите следа от него.
Как-то лениво произнес Уилл. Он никогда не интересовался личной жизнью наркоманов. Ему это было не интересно. И не было никакого «но».
- Миллер, а чем вам имя Ронни не нравится? А Вы Диммок, что вы от меня хотите? Вы считаете, что я виноват? Нет. Я не убивал. Все? Я могу идти?
Конечно, будь он благородной личностью, может, и помог бы, но ему не хотелось этого делать. Ему хотелось уйти отсюда.
- Мне не нравится тут. Вы даже кофе не выдаете. Если не отпустите, то, - демонстративно он лег на стулья, которые стояли рядом с его стулом.
- Уходя выключите свет и говорите тише. Я очень раздражителен   на раздражители. Спасибо.
Закрыв глаза, Билл почувствовал легкость. Тело расслабилось. Еще немного и он готов был погрузиться в мир Морфея. Кстати, этот мир особо не отличался от «пришествия».  И от них одинаково сложно прийти в себя.
Мир погружается в тихое забвение.

+1

8

Инспектор качает головой, вторя словам своей коллеги. Миллер была права, подозреваемый явно считал это игрой и пытался вывести всех из себя. Кофе и пончики, а что, если и правда принести их, согласится ли тогда этот мужчина пойти на диалог, едва ли он ожидает, что его требования будут соблюдены тем более, что подобное право законом не предусматривалось. Можно было хранить молчание, можно было ждать адвоката, можно было…, можно было много всего, но не требовать кофе на допросе.
-Неплохой химик? – переспрашивает Диммок, хотя его фраза звучит скорее риторически. – Никогда бы не подумал, что люди, которые обладают высокими знаниями, которые разбираются в науке, пойдут по такому пути. Если он химик-наркоман, то ему ничего не стоит смешать яд с наркотиками, вот только…
Инспектор подходит к подозреваемому ближе, оценивая его: «вот только это такой очевидный способ, что кажется, будто его подставили».
Своими подозрениями мужчина не спешит поделиться, сначала нужно узнать хоть что-то, прежде, чем делать какие-то выводу. Это только в жизни действует правило, которой гласит, что первая мысль всегда верная, в криминалистике все было гораздо сложнее, иначе половина дел раскрывались бы на порядок быстрее.
- Принесите кофе, - инспектор поворачивается к полицейскому, которого его напарница отправила сообщить, что тело погибшего можно забирать. Сотрудник наградил его непонимающим взглядом, но кивнул.
Наркоман вел себя вызывающе, нетипично для того, кого могут отправить за решетку. «Но у нас нет доказательств того, что он к чему-то причастен, даже к наркотикам», - вдруг осознал Диммок, а потому, было лучше попробовать договориться, хотя эту форму допроса он особо не любил.
- Значит жена у него была. И были дети, - мужчина поворачивается к Ронни, желая услышать то, что она думает на этот счет. – Не думаю, что сама она причастна к этому.
Но факт того, что погибший намеревался избавиться от зависимости, следовало учесть.
- Ты следишь за дозой, за тем, чтобы они не умерли от передозировки? – уточняет инспектор, стараясь игнорировать то, что наркоман повернулся к нему спиной и развалился, как дома. А полицейский тем временем уже принес кофе, чарующий запас эспрессо чувствовался даже в этой обстановке. Мужчина кивнул, поблагодарив и снова обратился:
- Расскажи, чем ты тут занимаешься, расскажи все, что знает о погибшем. Когда он стал приходить сюда, были ли у него конфликты, все, слышишь и отдам тебе стаканчик с напитком, - обратился к нему инспектор, крутя пластиковую упаковку в руках.
- Полагаю, что, если он расскажет нам все, что нас интересует про этот… притон и про человека, чей труп сейчас направляется в морг, мы сможем отпустить его под подписку? – обращается он к Миллер так, чтобы подозреваемый хорошо слышал его слова. – Если он виновен, то содействие следствию ему зачтется. Мы можем отправить его за решетку как минимум за то, что он связан с наркотиками, но вот если он поможет выйти на преступника, - Диммок ставит кофе рядом с развалившемся наркоманом и делает шаг назад.
- У вас есть выбор. Либо вы оказываете содействие следствию, либо идете по статье.

0

9

Да бросьте. Кажется, что не только я хочу спать, – сдержанно выдохнул, Ронни едва удержалась, чтобы не закатить глаза на «саркастичность» мужчины, терпеливо ожидая, пока ей удастся в этом словесном потоке самоуверенного химика почерпнуть какую-нибудь более менее полезную информацию. На самом деле, где-то глубоко в душе, Миллер даже радовалась, что вести дело поручили не ей. Ведь Диммок, как казалось девушке, обладал большим терпением, чем она сама. У Ронни уже, если говорить по простому, кулаки чесались поддать этому типу с раздражающей ухмылкой, словно он думает, что все происходящее – просто разыгрываемая сценка. Но, черт возьми, убит человек. И пусть даже наркоман, которому, возможно, и так оставалось не долго. Сам факт того, что один по какой-то причине решил, что может лишить жизни другого заставлял злиться.
Впрочем, возможно это была всего лишь банальная передозировка и химик не виноват, да даже если это и убийство, то не факт, что данный человек к нему причастен. Так что стоит списать все подобные мысли и раздражительность на недосып и чуть больше стать циником, снисходительней относясь к убийствам. Ведь без них не было бы и работы. По крайней мере, по большей части. Денежные махинации и хищения казались девушке скучной рутиной.
И все же врезать подозреваемому Ронни хотелось. Он даже не соизволил сказать своё имя.
«Серьезно?» – Миллер ещё больше нахмурила брови, когда Диммок попросил одного из полицейских принести кофе. Может, стоит всем вместе пойти в какую-нибудь кафешку? Она бы тоже не отказалась от завтрака. Ладно, у каждого свои методы выпытывать информацию. Хотя Ронни казалось, что подобное вряд ли сработает. Но, как ни странно, это немного подействовало, и Миллер удалось получить нечто более менее похожее на ответ о личной жизни убитого.
Скорей всего не причастна, – Миллер даже и не рассматривала такой вариант. – Но поговорить все же с ней стоит.
Девушка не была уверена, что у убитого были друзья или коллеги, а раз уж химик знает хоть что-то про бывшую жену жертвы, то стоит уцепиться за это. Ведь ещё не факт, что именно подозреваемый – убийца, а женщина могла бы рассказать что-нибудь, что в дальнейшем, возможно, поможет следствию.
Приятный аромат кофе заставил девушку задуматься будет ли сильной наглостью попросить коллегу сходить ещё за одним эспрессо? Она не ела ничего с вечера, к тому же, химик был прав, спать она действительно хотела. Возможно, стоило позволить себе вырубиться на пару часиков на ночной смене. Тогда было бы проще.
- Полагаю, что, если он расскажет нам все, что нас интересует про этот… притон и про человека, чей труп сейчас направляется в морг, мы сможем отпустить его под подписку? – возвращаясь в реальность, прекращая думать о возможных вариантах завтрака, Миллер энергично закивала, отгоняя сонливость. Хотя, в принципе, Диммок говорил скорее подозреваемому, нежели ей.
Сложив руки на груди и облокотившись о пошарпанную стену, девушка хмурым взглядом стала сверлить мужчину, который и вовсе собирался заснуть. И все же Миллер надеялась, что им удастся услышать хоть что-то, что поможет установить личность убитого.

+1


Вы здесь » Sherlock Holmes. 2 Shot » ► The present ◄ » Comrade Captain, what else can I say?